Тихий фронт

0

Две недели назад закрылись на вынужденные "каникулы" все израильские школы. Детишки восприняли это с энтузиазмом, взрослые — не очень. Так или иначе, спорить не приходилось. Все понимали, что это необходимая мера для торможения распространения коронавирусной инфекции, и непростой период придется как-то пережить. Однако есть категория населения, для которой известие о закрытии учебных заведений имеет гораздо более страшный смысл

Шошана БРОДСКАЯ

 

Речь идет о семьях, воспитывающих ребенка-инвалида. Закрытие, наряду с прочими школами, заведений для детей с особыми потребностями означает, что ребенок, требующий непрерывного внимания и ухода, остается 24 часа в сутки на руках своих родителей (бывает, что приемных). А ведь это может быть ребенок, с которого ни на секунду нельзя спускать глаз, за которым нужно бегать, переодевать по нескольку раз в час, предохранять от ударов, останавливать агрессию… А некоторые родители при этом должны еще умудряться удаленно работать, не говоря уже о минимальном отдыхе!

В особо тяжелом положении оказались многодетные семьи, имеющие ребенка-инвалида. Представьте себе ситуацию, когда в обычной малогабаритной квартире оказались запертыми на неопределенный срок двое взрослых, 6-12 здоровых детей, каждый из которых требует своей доли внимания, и гиперактивный аутист, у которого теснота и мельтешение вокруг цветовых пятен провоцируют буйный припадок!

Эта невозможная ситуация требовала немедленного решения. И решение было найдено.

В то время, как сотни тысяч израильских школьников с удовольствием "просыпают" первый звонок, многие ученицы системы независимого образования "Бейт-Яаков" уже не спят. Они уже собрались, прочитали утреннюю молитву и ждут звонка, — но не на урок, а от районного координатора волонтерской работы, представляющего одну из многочисленных харедимных благотворительных организаций. И вот звонит телефон, и девочка получает адрес. Оттуда нужно забрать ребенка-инвалида — на столько времени, сколько она может ему уделить. Потом ее сменит другой волонтер, и так, по возможности, до вечера.

К счастью, волонтеров гораздо больше, чем семей, которым нужна помощь.

Если погода хорошая, с ребенком-инвалидом лучше всего погулять. Но в прошедшую неделю погода нас не баловала. Тогда единственная опция — привести подопечного к себе домой. Это, конечно, могут позволить себе не все семьи. Но всегда кто-то находится, хотя бы на несколько часов. Даже кратковременный отдых родителям больного ребенка жизненно важен, особенно с учетом необходимости держать в хорошей форме иммунную систему.

А как же запрет выходить из дома без необходимости? Опасность заражения?

Да, она существует. Девочки и их семьи отлично это осознают. Они не легкомысленны: на волонтерство идут только те, у кого дома нет стариков и больных, и координаторы находятся на связи с минздравом. Но лишить семьи с детьми-инвалидами поддержки они не могут — точно так же, как работники здравоохранения, врачи и медсестры не могут отказать в приеме больным пациентам. Они делают свою святую работу, предпринимают разумные меры, чтобы не заразиться, а остальное — в руках Божьих.

Бывает, что девочки заболевают (это может быть обычная весенняя простуда, не обязательно "корона"), и раньше, чем принять Акамоль, они берут телефонную трубку.

"Это Малка? Ты завтра сможешь?" — "Нет, я заболела. Посылаю сестру. Она младше на два года, подберите ей более легкого ребенка"

Там, во взрослом мире, большие дяди и тети в белых халатах сражаются со смертоносной инфекцией. Это настоящий фронт: со своими генералами и рядовыми, стратегией и тактикой, победами и — не дай Бог — потерями. А здесь? На нашем личном, частном, семейном уровне? Видим ли мы себя встающими перед взводом в атаку? Закрывающими своим телом вражеский дот? Ну, не обязательно так патетично: просто — жертвующими чем-то, временем, силами — ради ближнего своего? За просто так?..

Девочки из "Бейт-Яаков" не мыслят такими категориями. Героизм — это не для них. Они бы очень удивились, если бы им объяснили, что они делают что-то из ряда вон выходящее, достойное восхваления. Ведь они просто выполняют заповедь "гмилут хасадим" — помощь ближнему. Что в этом особенного? Это ведь прямая обязанность каждого. Каждого еврея.

"Новости недели"

Что можно и чего нельзя

Добавить комментарий