Юрий ФРИДМАН-САРИД | О моем учителе

0

Если вору нечего у тебя взять…

 

В связи с азкарой моего учителя, мастера Александра (Або) Акилова ז"ל, самого значительного в моей жизни человека, многое что вспоминается…

Дело было во второй половине 90-х, я бомжевал тогда после тяжелого и болезненного развода – раздавленный, кроме всего прочего, невесть откуда взявшимися долгами, выплачивать которые пришлось мне. На это уходило все, что зарабатывал я на двух работах. Пожитки свои сложил у знакомых и таскался с сумкой, где, кроме тренировочного снаряжения – боксерских лап, учебных ножей и платка-румола – была еще пара сменных труселей, футболка и еще какая-то мелочевка. С этой сумкой я и приходил на тренировки.

– Ну, Юрка, как живешь? – спрашивал учитель.
– Вот, Саша, все свое ношу с собой – невесело отшучивался я. (Японского сэнсэя Акилов из себя не изображал – мы были на «ты» и звал я его по имени).
– А ты выбрось половину – легче станет!
– Что мог – уже выбросил, нечего больше выбрасывать.
– А ты перебери – вдруг еще что-то ненужное таскаешь!

Относилось это, понятное дело, не только к барахлу…

Через несколько месяцев бездомной тогдашней жизни я смог позволить себе снять сначала чердак старого частного дома, из которого предприимчивая хозяйка сделала что-то вроде хостеля для таких, как я – а потом, на пару еще с одним жильцом этого «хостеля» – комнату в двухкомнатной квартирке, которую он нашел за приемлемые для нас обоих деньги в доме неподалеку.

Квартирка была на первом этаже, окна без решеток выходили в садик и квартал был соответствующий – неудивительно, что в один прекрасный день к нам забрались воры, скорее всего – кто-то из местных наркоманов. У соседа моего они взяли маленький телевизор, у меня – порывшись в шкафу и в стоявшем под кроватью чемодане – не взяли ничего.

– Ну, Юрка, как живешь? – встретил меня традиционным вопросом Акилов на очередной тренировке.
– Вот, Саша, обворовали меня – ответил я, широко улыбаясь. – В дом, гады, забрались.
– И много взяли? – поинтересовался учитель.
¬– Да ничего не взяли, – ответствовал я, улыбаясь еще шире. – Все перевернули – а взять ничего не взяли.
– Молодец, Юрка! – Саша повысил голос, чтобы услышали другие ученики. – Вот сейчас ты правильно живешь. Если вору нечего у тебя взять – значит, правильно живешь. Вот так и живи.

Вот так и живу… Некоторое время назад я получил неожиданное подтверждение тому от своего старшего племянника, гостившего у меня. Я случайно услышал его телефонный разговор с его братом, моим младшим племянником, поинтересовавшимся моим житьем-бытьем.

– Ну ты знаешь Юру – он же дервиш, ему вообще ничего не нужно!

Это говорилось не для моих ушей – и это лучшее, что я слышал о себе за последнее время.

Я надеюсь, что вору или ворам – если им вздумается почему-то посетить мое нынешнее обиталище – снова будет нечего взять, кроме какой-то еды и полбутылки испанского бренди, который я люблю. Но этим я и так готов поделиться.

Мое старое стихо по теме.

Странник

Покрывается прошлое пылью густой,
Мне судьба – по зыбучим пескам идти.
На дворах постоялых плачу за постой
Серебром поистершейся памяти.

Сколько лет я по этой дороге иду –
Все предсказано было заранее.
Кто накормит меня – заплачу за еду
Золотыми динарами знания.

A когда с моих глаз упадет пелена –
Путь закончен, долги отработаны –
Ты налей мне последнюю чашу вина
И прими, как оплату, мои письмена
Да пустую суму переметную…

© Bull Terrier

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий