Над пропастью

0

22 сентября мощный взрыв потряс южно-ливанскую деревню Айн-Кану, где на воздух, судя по всему, взлетел оружейный склад "Хизбаллы". Впрочем, Страну кедров перманентно сотрясают и катаклизмы политического характера, напрямую связанные с этой шиитской террористической организацией

Давид ШАРП

 

Айн-Кана находится на юге страны, примерно в 50 км юго-восточнее Бейрута, в местности, традиционно считающейся оплотом "Хизбаллы". На момент написания этих строк точных сведений о том, что находилось на месте взрыва, нет. Тем не менее, эпоха всеобщей "смартфонизации" предоставляет рядовому пользователю интернета возможности, которым еще недавно позавидовали бы многие серьезные спецслужбы. Сразу отметим, что по сведениям агентства "Рейтер", полученным от источников в силовых структурах Ливана, взорвался и впрямь склад боеприпасов "Хизбаллы". И хотя местность быстро оцепили боевики организации, местные жители успели заснять на видео происходящее, в том числе, и в эпицентре взрыва, и выложить ролики в Сеть.

В отличие от инцидента, происшедшего в прошлом месяце в порту Бейрута, сам момент взрыва не запечатлен. Или не обнародован — по крайне мере, пока. Не попали в объектив так называемые вторичные взрывы (явление, характерное для складов боеприпасов, когда снаряды и/или ракеты продолжают рваться после основного взрыва). Тем не менее, кое-какие выводы можно сделать. Например, такой: взрыв в тротиловом эквиваленте намного слабее того, который уничтожил недавно значительную часть ливанской столицы, но на локальном уровне он был достаточно мощным. Крупное здание практически полностью разрушено, пострадали и соседние строения. Так что взлетела на воздух точно не пара-тройка боекомплектов для нужд местных активистов. А то, что вторичных взрывов и разлета боеприпасов вроде не было, хорошо согласовывается с сообщениями с мест о том, что в разрушенном здании осуществлялось производство взрывчатых веществ.

Впрочем, у источников из "Хизбаллы", говоривших с местными СМИ, совсем иная версия. Якобы это склад… неразорвавшихся израильских боеприпасов, собранных в Южном Ливане после войны 2006 года. Данное утверждение — полный абсурд. Неразорвавшиеся боеприпасы, как правило, нейтрализуют либо там, где нашли, либо в безопасном месте. Свезти таковые на склад внутри населенного пункта, да еще и хранить их в течение почти полутора десятков лет — выходит далеко за пределы здравого смысла. Однако неуклюжие попытки "Хизбаллы", что называется, выйти на публику в белом фраке не удивляют. Как сила, по сути контролирующая правительство страны, без которой в бейрутском порту и мышь не проскочит, "Хизбалла" в последние недели подвергается жесткой общественной критике. Припоминают ей и то, что она остается фактически единственной крупной вооруженной неправительственной милицией (хотя оружие, в том числе и не только стрелковое, в Ливане хранят очень многие), и то, что ее склады боеприпасов разбросаны по множеству населенных пунктов, представляя опасность для жителей. В подобных условиях взрыв хранилища в Айн-Кане дает оппонентам "Хизбаллы" дополнительные козыри. Вот организация и выдала притянутую за уши версию.

Сообщения о пострадавших в Айн-Кане поступали противоречивые – от нескольких раненных и погибших до отсутствия таковых. А вот обвинения в адрес Израиля практически не прозвучали, несмотря на то, что в тот злополучный день в небе над Южным Ливаном наблюдались израильские летательные аппараты, чем, впрочем, ливанцев не удивишь. Кстати, судя по поступающим оттуда сообщениям, активность израильских ВВС в последние дни была весьма велика. В интернете даже появились снятые в Ливане видео, запечатлевшие пролетающие на весьма низких высотах F-15. Эти ролики часто сопровождаются в социальных сетях насмешками и подначиваниями со стороны противников шиитской организации, риторически вопрошающих Насраллу, мол, где же ПВО "Сопротивления" (так "Хизбалла" традиционно себя именует), и не его ли это авиация…

Взрыв в Айн-Кане, помимо понесенного "Хизбаллой" материального ущерба, масштабы которого пока неясны, еще аукнется организации в ходе ее все обостряющегося противостояния с политическими оппонентами и выступающей против происходящего в стране общественностью. Пока же "Хизбалла" стала одной из главных мишеней обвинений в том, что, несмотря на катастрофическую экономическую ситуацию, усугубленную взрывом в бейрутском порту, и отставку предыдущего правительства, новое так и не сформировано.

Своего рода патронаж над попытками собрать в Бейруте новый кабинет министров, который призван осуществить далеко идущие экономические реформы и начать вывод страны из кризиса, взял на себя президент Франции Эмманюэль Макрон, дважды в последнее время посетивший ливанскую столицу. Срок обозначенной французским лидером инициативы, к которому бывший посол Ливана в Германии и новый премьер, мусульманин-суннит Мустафа Адиб должен был сформировать кабинет, истек 15 сентября. На следующий день лидер основной части друзского меньшинства страны — непотопляемый Валид Джумблат назвал инициативу Парижа "последним шансом спасти Ливан и предотвратить его исчезновение с карты мира".

Время идет, а ситуация не сдвигается с мертвой точки. Дошло до того, что президент Ливана, давний союзник "Хизбаллы" Мишель Аун подверг критике и эту организацию, и другую действующую с ней в смычке шиитскую политическую силу — движение АМАЛЬ. Камнем преткновения стало желание их лидеров, чтобы ряд конкретных министерских постов заняли шииты. В частности, они прочили такового в министры финансов, и это неудивительно: можно рассчитывать, что он не обделит не только шиитскую общину, но и оба упомянутых движения. Для находящейся под гнетом американских санкций "Хизбаллы" это особенно важно.

Многие государственные посты в Ливане традиционно распределяются среди членов различных религиозных общин. Отступление от этой практики, укореняющей коррупцию и неэффективное управление, — одно из основных требований протестующих ливанцев и Эмманюэля Макрона. В пользу такого подхода и высказывался недавно Мишель Аун. С другой стороны, ливанский президент подверг критике и противоположную сторону — суннитских политиков во главе с Адибом, которые, по его мнению, не проявляют склонность к компромиссам: им Аун порекомендовал консультироваться с партиями при выборе кандидатур. Беседуя с журналистами после своего драматического выступления, Мишель Аун проявил своеобразное чувство юмора: на вопрос о том, в каком направлении движется Ливан, президент ответил — "Разумеется, в ад". "Значит ли это, что на создание нового правительства нет надежды?", — спросили Ауна. "Не исключено, что произойдет чудо", — сказал Аун.

На момент написания этих строк суета вокруг формирования кабинета продолжалась – на фоне периодических слухов о том, что Мустафа Адиб якобы даже склоняется к досрочному сложению полномочий.

"Новости недели"

Долгое эхо большого взрыва

Добавить комментарий