Планета-музей Якова Шапиро

0

Горькая весть пришла из Ташкента: на 84-м году жизни скончался Заслуженный скульптор Узбекистана, Заслуженный деятель искусств республики Яков Иосифович Шапиро

Геннадий ПЛЕТИНСКИЙ

 

В Ташкенте его знали, кажется, все. Даже те, кто ни разу не встречался с ним лично: сложно ничего не знать о человеке, чьи скульптурные работы постоянно перед глазами – когда утром спешишь на работу или вечером гуляешь по парку, просто идешь по улице или спускаешься в метро…

Многие скульптуры и композиции Яши (так он себя называл и даже подписывал свои работы) стали символами городов, были растиражированы в значках, открытках, буклетах. Он и сам затруднялся точно подсчитать, сколько его работ было установлено в разных географических точках планеты и даже просто перечислить наиболее известные из них. Обладая потрясающей работоспособностью, вовсе не был анахоретом: в его доме-мастерской, превращенной из заброшенной котельной в, как он говаривал, «рабочее помещение», всегда было полно народу. Здесь бывали и иностранные знаменитости, и популярные актеры, музыканты, художники, спортсмены, и партийные функционеры, и космонавты.

Особо любили заходить сюда журналисты: мастерская Шапиро была идеальной «кормушкой информушки», где от его гостей можно было узнать самые сенсационные новости. Невозможно было узнать только одно: когда Яков Иосифович успевал работать?

А успевал он очень многое. Был крайне пунктуален (качество редчайшее для представителей художественной интеллигенции), по его вине не был сорван ни один заказ. Недостатка в которых он никогда не испытывал: напротив, к Шапиро всегда была очередь…

Он родился в городе Олевске Житомирской области Украины 6 июля 1937 года. В первые месяцы Великой Отечественной войны вместе с семьей был эвакуирован в Узбекистан. Жил в Маргилане, потом с родителями переселился в Ташкент.

В 1944 году вернулся с семьей на родину, там получил начальное творческое образование, поступив в среднюю художественную школу при фарфоровом заводе. Окончил киевское художественное училище, а после поступил в Государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина в Ленинграде. Во время учёбы много ездил по миру. Позже переехал в Ташкент, продолжая занятия в институте.

Работы мастера установлены в Узбекистане, России, США, Франции, Италии, Японии и других странах мира. Он мечтал, что когда-нибудь его монументы появятся и под небом еврейского государства. Об этом я услышал от него более тридцати лет назад, когда заехал в его мастерскую попрощаться накануне моей репатриации в Израиль. Яков Иосифович поведал о своем давнем замысле – создать и подарить Израилю монументальную скульптуру в память о жертвах Катастрофы. Мечта его сбылась: в еврейском государстве установлен ряд работ Якова Шапиро. Самая известная из них – мемориал в Рамат-Гане в память о жертвах погромов 1941-го («Фархуд») и 1960-х годов в Ираке. Ему, ставшему беженцем еще в раннем детстве, эта тема была близка и понятна.

Однажды во время посиделок в его мастерской кто-то заметил, что наиболее подходящая награда для Якова Шапиро – орден Дружбы народов, поскольку среди увековеченных им людей есть представители десятков национальностей. К этому добавили: мол, кого бы он ни ваял – русских, узбеков, индусов, корейцев, грузин, – в их внешности при полном сходстве с оригиналом оказывается нечто еврейское. Я подтвердил это, поведав, что недавно был в Бухаре и разглядывал установленный там у городского водоема Ляби-хауз памятник герою восточного фольклора Ходже Насреддину работы Шапиро. И обнаружил явно семитские черты не только в лице популярного персонажа, но и даже в морде его ослика. На что Яков Иосифович в тон ответил: дескать, давно сказано, что на самом деле все земляне – евреи, только не все в этом признаются…

В другой раз обычно молчаливый летчик-космонавт дважды Герой Советского Союза Владимир Джанибеков, уроженец Узбекистана, большой друг и даже соавтор Шапиро, произнес тост в честь хозяина мастерской:

«Вот сидим мы в этом замечательном помещении и не думаем о том, что когда-нибудь здесь будет дом-музей выдающегося скульптора с экспозицией его работ…»

Тут же последовал вопрос-«аллаверды» от ташкентского «репортера номер 1», в ту пору – собственного корреспондента одной из центральных газет Шахаба Зайнутдинова:

«А как монументальные работы поместятся в даже таком просторном помещении? Думаю, надо весь Ташкент объявить городом-музеем Якова Шапиро».

Присутствующие тут же развили эту тему, вспомнив, что его работы украшают многие города по всему миру: тогда уж не будем мелочиться, объявим весь земной шар «Планетой-музеем Якова Шапиро»…

Посмеялись, прокомментировали столь неожиданно возникший образ. А сейчас, после получения известия о кончине выдающегося нашего современника, вспомнил тот давний эпизод и подумал: ведь верно, что в каждой шутке есть доля… шутки. Вот и пришла пора подумать об изучении и сохранении творческого наследия выдающегося творца.

Попытаюсь навскидку вспомнить наиболее известные его творения. Только в Ташкенте Яков Шапиро выполнил памятники Максиму Горькому, Шота Руставели, Хамиду Алимджану, Шарафу Рашидову, Гафуру Гуляму, Лалу Бахадуру Шастри, Батыру Закирову, многие другие. Создал художественные панно для пяти станций метро. На счету художника ряд архитектурно-скульптурных ансамблей, в том числе композиция на звездную тему: с фигурами Матери-Земли, Икара, Улугбека, Циолковского, Королева, Гагарина и с бронзовым бюстом уже упомянутого здесь летчика-космонавта узбекистанца Владимира Джанибекова (бронзовый бюст на родине в ознаменование подвигов согласно положению, как и каждому дважды Герою Советского Союза).

Перечислить даже просто названия географических пунктов на нашей планете, где установлены его работы, не берусь: это займет слишком много времени и места. Но очень надеюсь, что появятся монографии-альбомы с перечнем хотя бы его основных работ.

А память о замечательном человеке и выдающемся скульпторе будет жить в его творениях по всему миру. В том числе и в Израиле…

Побег из рая

Добавить комментарий