Диалог по существу

1

Мой старый знакомый и политический соратник по движению "Тхия" ("Возрождение") Яков Файтельсон, известный специалист по демографии Эрец-Исраэль и, между прочим, первый мэр Ариэля, прислал мне очередной материал по демографии арабской эмиграции. По этому поводу у нас возник небольшой спор, который я привожу ниже

Наум ВАЙМАН

 

"Спасибо, дорогой Яков, очень интересно! Но одну личную поправку в прогноз я внесу. Мне кажется, что с ростом благосостояния и развития государства у арабов будет все меньше и меньше стимулов уехать из страны, и эта тенденция (их выезда) может замедлиться, если не почти исчезнуть. Как бы новых не набежало…"

"Добрый день, Наум!

30 лет тому назад я писал, что арабы такие же люди, как все остальные, включая евреев. Я писал, что по мере роста образования и урбанизации, будет падать уровень рождаемости арабского населения, но вместе с ростом прослойки молодой националистической интеллигенции, настроенной к борьбе. В результате на определенном этапе обострится борьба между арабами и евреями. Когда меня спрашивали, какая перспектива ожидает нас, я отвечал: не надо далеко ходить, посмотрите, что произошло с молодой еврейской интеллигенцией в Советском Союзе, которая осознала свое национальное значение. Часть вступила в борьбу за свои права, другие стали искать пути уехать туда, где видели возможность осуществить свои желания, третьи — пытались приспособиться. Так и здесь: та часть, которая попытается бороться против нас, будет разбита, поскольку нам в отличие от них отступать некуда. Ее остатки, убедившись в том, что "Железную стену" Жаботинского не преодолеть, присоединятся к тем, кто эмигрирует. Именно это и происходит в настоящее время, все нарастая. Мало кто из арабов действительно видит свое будущее в том, чтобы стать шахидом. Большинство хотят жить и жить хорошо. И если можно сделать это безболезненно и легче в другой стране, то зачем терпеть и страдать за неосуществимую национальную идею? Те, кто остается, идут по пути арабов 1948 года, как они их называют.

Но и тут та же картина: по опросам общественного мнения, которое проводили арабские социологи, все большая часть молодых израильских арабов хотят эмигрировать. Они достигли больших успехов, получили хорошую профессиональную подготовку и даже начали занимать высокие посты, например, в медицинской области. Но они знают, что могут достигнуть намного большего в странах, где возможностей больше, чем в маленьком Израиле. Ведь в Израиле высока конкуренция с евреями, которых большинство, и все-таки, скажем цинично, у евреев шансов устроиться намного больше и лучше. Но и евреи ведь часто ищут свои шансы вне Израиля, пока не обнаруживают, что такое антисемитизм, или что дома все-таки надежней, как продемонстрировал им коронавирус.

Не так давно Гидеон Леви написал в "Гаарец", что израильская армия виновата в том, что дома в нескольких арабских поселениях, таких как Кафр Руман, Тайбе и еще, подвергаются ночному разграблению без всякой защиты. Дело в том, что в Кафр-Румане из 14 тысяч жителей осталось жить всего 2 тысячи, в основном старики. 10 тысяч — уехали в Америку, 2 тысячи в Иорданию и дальше. Дома стоят пустые. Таких примеров много, я писал об этом и приводил конкретные примеры.

Один из характерных случаев, к чему это приводит, был обнаружен недавно в Ливане. Впервые в истории этой страны власти провели перепись палестинских беженцев. Результаты шокировали не только власти, но и международные организации спонсоров, поддерживающих лагеря беженцев. Оказалось, что их не 600 тысяч, и не 400 тысяч, как официально считалось до сих пор, а менее 180 тысяч. Остальные давно разъехались по разным странам, перестав себя тешить надеждами, что вот-вот вернуться в Палестину. Не случайно у нас отказываются сделать перепись арабского населения даже в зоне С. Ведь тогда обнаружится, что не только в Ливане преувеличивали численность арабского населения.

На Востоке побеждает тот, у кого терпения больше, а проигрывает тот, у кого есть альтернатива уйти от борьбы. У нас такой альтернативы нет. Мы побеждаем, потому что наше секретное оружие — это отсутствие альтернативы. Все познается в перспективе — с точки зрения объективного прагматизма сионизм был мессианской авантюрой, без каких-либо шансов на успех. Сегодня мы вновь в начальной точке совсем другой системы координат, но мы несравнимо сильнее, чем были 120 лет тому назад и все еще впереди".

"Яков, привет!

…Что касается сравнения арабской молодежи с еврейской интеллигенцией в СССР, то оно, на мой взгляд, не проходит. Мы сидели на чужой земле (и осознавали это) и испытывали давление вражды как евреи в течение всей истории, и Израиль был для нас эмиграцией не в чужую страну ради благополучной жизни (хотя и такой стимул у многих был, но они в основном ломанулись в америки и австралии), а репатриацией на историческую родину. Это разные вещи. Арабы здесь у себя дома, это мы для них пришельцы и захватчики. Более того, к арабам у евреев нет никакой "метафизической" ненависти, есть ненависть к врагу, но стоит им прекратить террор и влиться в мирную жизнь, такая жизнь у них тут же наступит, да и сейчас существует (ты вот не отрицаешь их успехи в целом ряде профессиональных областей в Израиле, даже в такой "еврейской" области, как медицина). Эмигрировать им приходится в чужие для них страны, где почти нет шансов на "одомашнивание", да и разница в уровнях жизни между Европой и Израилем сглаживается (ты об этом и пишешь). Я уж не говорю о мощной политической, финансовой и военной поддержке, которая до сих пор была у арабов Эрец-Исраэль со стороны всего мусульманского мира (и не только), ее нельзя сравнить с той поддержкой, которую получали мы от евреев Запада, прежде всего США (хотя она была существенной и очень важной). Нет, тут все по-другому. Арабы, конечно, эмигрируют, и на то есть много причин, но сравнение со стимулами евреев в СССР это явление, повторю, не объясняет.

Всегда твой Наум"

"Привет, Наум!

…Позволь тебе возразить. Большинство арабов прекрасно знают, откуда они сюда пришли. Об этом говорят не только их фамилии, как Масри (египтянин), Джабри (пригород Багдада), Халаби (Алеппо в Сирии) и т.д., связанные с их семейным и племенным происхождением. Об этом говорят и они сами, как например не кто иной, как министр МВД Хамаса Фатхи Хамад, обращаясь за помощью к египтянам и саудитам по египетскому телевидению с такими словами: "Братья, половина палестинцев — египтяне, а другая половина — саудиты!" До создания еврейского государства и даже после этого, большинство евреев в Советском Союзе не считали себя чужими. Более того, в свое время я перефразировал высказывание твоего тезки Нахума Соколова, который, говоря о Чехословакии, сказал, что там живут чехи и словаки, но чехословаки — это только евреи. Так что в Советском Союзе жили русские, украинцы, белорусы и т. д., но советскими были только евреи. И они даже в это верили…

Абсолютное большинство евреев, и не только, покинули эту страну совсем не потому, что почувствовали себя чужими, вспомнили о своих национальных чувствах и стали сионистами. Ты это знаешь не хуже меня. Они покинули свои насиженные места, в некоторых случаях в течение многих сотен лет, а может быть и больше, чтобы найти условия жизни получше для себя и своих детей. Израиль был самым простым и удобным решением, если не удавалось попасть в США, Германию (!), Канаду и т.д.

Бытие определяет сознание, а битье еще больше. Пока есть надежда на то, что удастся, не снимаясь с насиженного места, получить если не максимальное, то более или менее оптимальное решение для своих желаний, люди готовы терпеть капризы режимов. Но когда становится ясно, что "сладость мечты ушла, осталась только гадость", человек подымается и уходит туда, где ему будет лучше.

Об этом говорят и нескончаемые интервью с арабами, эмигрирующими в США, Канаду, Швецию и т. д. и об этом говорят социологические опросы, проводимые университетами Бир-Зейт и Ан-Анджах.

Яков"

"Новости недели"

Китайцы: арабы русским подарили еврейское

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В разговорах о трансфере арабов из Эрец Исраэль между "русскими" Большой алии, а также теми, кто был раньше или позже, меня более всего удивляет слепота тех, кто отрицает возможность сравнительно безболезненного трансфера. Так и хочется спросить: А ты — кто такой? Неужели, достаточно компактное переселение примерно миллиона человек из одной страны в другую, (гораздо меньшую), в исторически короткий срок, порялка нескольких лет, не есть ТРАНСФЕР?

    Или более поздний пример. Из последних лет. миллионное переселение мусульман в Европу? Разве оно не доказывает их способность и охоту к перемене мест?

    Надо работать над организованным, максимально безболезненным трансфером арабов из Эрец Исраэль, в границах Британского мандата 1922 г.

Добавить комментарий