Слово о фотохудожнике

0

Ушел из жизни Григорий Виницкий. 8 июня он встретил свой 84-й год рождения, а спустя несколько дней его не стало

 

Яков ЗУБАРЕВ

Его одухотворенное, с глубоким взглядом лицо, его картины, спокойный и обстоятельный голос не уходят из моей памяти. Нет, он не писал картины в привычном понимании этого слова, но его работы, работы фотохудожника самого высокого класса, порой трудно отличить от произведений мастеров живописи.

Выставки Григория в Тель-Авиве, Иерусалиме, Хайфе, Раанане, Ришон ле-Ционе собирали множество коллег-фотографов со всей страны, фотолюбителей и поклонников этого вида искусства. И, кажется, нет ни одной престижной фотовыставки в Европе, которая не представляла бы его снимки: Франция, Бельгия, Испания, Чехословакия, Италия, Австрия, Румыния, Австралия… Член Союза художников Израиля, Израильской и Международной ассоциации художественной фотографии — FIAP, Григорий Виницкий — один из немногих фотографов страны, имеющих почетный диплом FIAP и удостоенный нескольких ее медалей на зарубежных вернисажах.

"Новости недели" не раз писали о творчестве нашего дважды соотечественника, публиковали его снимки. Работы Виницкого отличают высокий художественный вкус, оригинальная тематика, умение выстроить композицию, а главное — передать то подчас неуловимое настроение и чувства героя, которые и делают фотографию такой, что "глаз не оторвать". "Белая галерея (Балет)", "Образы из прошлого", "Обнаженные в красном", "Украденная красота", "Прекрасный Израиль" — каждая из этих выставок становилась событием в культурной жизни страны. И вся творческая деятельность Григория сочеталась с основной работой в качестве заведующего фотоотделом Музея Эрец-Исраэль в Тель-Авиве.

Биография Виницкого заслуживает особого внимания. Он носит имя своего деда, Григория Виницкого, который был известным в Одессе ювелиром. Девичья фамилия его бабушки по матери — Рехтер, ее младший брат Зеэв Рехтер, ставший впоследствии одним из ведущих израильских архитекторов, прибыл в 1919 году в Израиль из Одессы на знаменитом "Руслане" — первом корабле, пришедшем из России в Палестину после окончания Первой мировой войны и открывшем период Третьей алии.

Отец Григория Виницкого, инженер-кораблестроитель, закончил войну в Берлине.  В январе 1945 года в боях за освобождение Чехословакии он был тяжело ранен осколочной гранатой. Во время операции в полевом госпитале из тела вынули шесть осколков, но один застрял, спустя много лет вызвал опухоль, и в возрасте всего 53 лет отец скончался.

Несомненно, отец оказал влияние на выбор сыном профессии: после воинской службы на подводной лодке Северного флота Григорий окончил Ленинградский кораблестроительный институт, начал работать инженером в Центральном конструкторском бюро кораблестроительного завода. Но детское увлечение фотографией, съемочной камерой довлело над молодым человеком. Пять лет он возглавлял базовую кинолабораторию министерства судостроения, снял свыше десятка технических и научных фильмов, а затем был принят на Ленинградскую киностудию научно-популярных фильмов. Уже одна из первых его лент — "В Атлантическом океане", где Виницкий выступил в качестве сценариста и режиссера, получила золотую медаль на Международном фестивале учебных фильмов.

Стремясь стать профессионалом в новом деле, Григорий окончил заочное отделение ВГИКа, и некоторые его учебные работы до сих пор остаются уникальным документальным материалом. Например, он первым снял ленты о парапсихологии — "Феномен Пси", о Нинель Кулагиной, которая взглядом перемещала предметы и читала тексты в закрытых конвертах; о художнике и поэте Павле Филонове — одном из ярких представителей русского авангарда первой половины прошлого века, картины которого были долгое время запрещены. Впрочем, и сами ленты не жаловала судьба. Фильмы о парапсихологии и о Филонове не были допущены к широкому показу, а четыре научно-популярных картины — "Синяя птица", "Борьба с безумием", "Эстетика труда" и "Неоконченный репортаж", так и не выйдя на экраны, были уничтожены после отъезда режиссера в Израиль. Впрочем, из 16 научно-популярных и учебных фильмов, снятых за десять лет работы на ленинградской студии, три успели завоевать золотые медали на международных фестивалях.

Один из интересных эпизодов своего творчества поведал сам Григорий Виницкий. "Обычно в те годы фотографы жаловались на плохую фотобумагу. А я нашел хороший рецепт проявителя (кажется, амидоловый) и удивлял всех высоким качеством отпечатков. Вообще-то "лабораторию" я не любил. Мне интересно было создать изображение, а печатать… Но все же очень хотелось попробовать хорошую зарубежную фотобумагу. И тут мой приятель Рейн Маран — сокурсник по ВГИКу, участник Таллинской группы "Стодом", посоветовал обратиться в отдел международных выставок АПН. Там выдавали немецкую бумагу "Агфа" для печати фотографий, отобранных на международные выставки (на каждый кадр давали пять листов бумаги!), и за каждую фотографию еще платили. Как режиссер я часто ездил в Москву: каждый фильм сдавали в республиканском, потом в союзном кинокомитете, после – в цензуру, которая называлась отделом контроля за кинорепертуаром. И вот в очередную поездку я взял примерно 20 фотографий и пришел в этот отдел АПН. Снимки всем очень понравились. Они удивились, что не слышали обо мне и что я нигде не печатаюсь. Начальник отдела сразу выбрал для международной выставки в Париже десять моих работ. Тут же составили договор, и он пошел к начальству его подписывать. Но начальство было занято и, передав договор секретарше, глава отдела выставок ушел, а я остался ждать подписания договора и столь желанной фотобумаги "Агфа", которую для меня уже приготовили.

Через какое-то время начальство пригласило секретаршу. Так как имя мое оному не было известно, секретаршу попросили принести мои работы. Прошло минут 15, 20, 30, секретарши все нет… Наконец, она является… вся в слезах. Страшный скандал! Приказали устроить просмотр всей отобранной в Париж коллекции! И тут началось: "Опять этих прибалтов набрали!" Хотя я никакого отношения к ним не имел, но смутил их, видимо, снимок "Женщина Латвии", сделанный в музее народного быта под Ригой во время съемок фильма "Синяя птица": "Вы только подумайте, как она смотрит на мир, на прожитую жизнь! Это так вы хотите представить советского человека? После 55 лет Советской власти?!" В общем, попросили меня принести улыбающихся строителей коммунизма, ведь в те годы диапазон чувств советских людей мог быть только от улыбки до смеха. Несколько работ, однако, были приняты, и я мог бы получить фотобумагу. Но… Я забрал все фотографии — пусть улыбающихся строителей коммунизма фотографируют другие…"

В 1976 году в 40-летнем возрасте Григорий Виницкий репатриировался в Израиль. Здесь он с первых дней нашел себя: режиссер и оператор в компании Israel Film Service (пять снятых фильмов), оператор и режиссер "Учебного ТV", а также программы "Восемь с половиной", а затем в течение двух десятков лет — Музей Эрец-Исраэль. И параллельно с этой работой — преподавание курса фотографии на кинофакультете "Бейт-Цви", режиссура монтажа фильма о евреях Одессы, который получил Первый приз на международном конкурсе "Еврейское наследие" в Тель-Авиве.

Спустя четверть века после репатриации, в 2001 году, Григорий "вернулся" в родной Ленинград, ставший Санкт-Петербургом: здесь в Центральном выставочном зале, на V Международной выставке "Диалоги", были представлены и его фотоработы.

Два года назад в Иерусалиме вышла на английском и русском языках книга "Григорий Виницкий. Израильский бомонд и другие фотосюжеты". Автор включил в нее портреты художников, скульпторов, музыкантов, писателей, режиссеров, коллег-фотографов. Немалое место занимают в книге и снимки прошлого, в том числе, портреты своих предков и себя самого, а также работы давно минувших лет, включая тот же снимок старой латышки с мудрым и горьким взглядом, портрет Вагрича Бахчаняна, многолетнего автора юмористической страницы "12 стульев" в "Литературной газете" и знаменитого пересмешника советской пропаганды, мастера концептуального коллажа, приехавшего 45 лет тому назад в Нью-Йорк с "Голой "Правдой", и "случайное" фото на канале Грибоедова Лилии Каретниковой — гримера Аркадия Райкина…

Григория Виницкого отличало не только высокое профессиональное мастерство, но и замечательные душевные качества — глубокая порядочность, открытость, полное отсутствие меркантильности, уважение к людям, готовность поделиться опытом с коллегами. Он оставил после себя большой архив прекрасных работ, слайдов, но, к сожалению, в стране до сих пор нет музея, который мог бы на постоянной основе выставлять и хранить работы наших лучших фотомастеров. Будем, однако, помнить об этом добром человеке и талантливом художнике.

"Новости недели"

Я поведу тебя в музей…

Добавить комментарий