Поставил лебедь щуку раком…

0

"Правительство перемен", еще не родившись, уже трещит по швам

Петр ЛЮКИМСОН

 

Все было почти хорошо. Коалиционные переговоры шли полным ходом, и самые большие сторонники "лагеря перемен" верили, что вот-вот будет объявлено о создании правительства. Того самого, которое одни называют правительством национального единства, а другие предпочитают называть правительством чрезвычайной ситуации, имея в виду безвыходность последней, если только не идти на пятые выборы. Но…

Тут как раз грянули перемены, которые спутали все карты и, по мнению ряда обозревателей, заставят вновь перетасовать колоду. Причем без необходимости идти на выборы.

Еще до начала переговоров партии обозначали свои позиции, дав понять лидеру "Еш атид" Яиру Лапиду, что в басне про лебедя, рака и щуку изложен очень оптимистический вариант составления коалиции — там, по меньшей мере, у рака и щуки была более-менее схожая среда обитания. Притом что все коалиционные требования были вполне ожидаемы.

Партия НДИ продекларировала требования ввести институт гражданских браков, открыть магазины по субботам, изменить формат работы городских религиозных советов, системы гиюра и т.п. МЕРЕЦ заявил о защите прав ЛГБТ-общины. "Тиква хадаша" напомнила о своих экономических требованиях; "Авода" — об устремлениях к миру; "Ямина" — о реформе судебной системы, легализации еврейских поселений и распространении на них израильского суверенитета, а у арабских партий никто даже не успел толком спросить, чего они хотят. И стало выясняться, что "Ямина" не готова поддержать столь важный для МЕРЕЦ законопроект о суррогатных матерях для гомосексуалов, так как ее избиратели этого точно не поймут. Да и некоторые идеи НДИ "Ямине" совсем не по душе. "Авода" и МЕРЕЦ, в свою очередь, не желают ничего слышать о суверенитете и реформе судебной системы, так как первый может помешать мирному процессу, а вторая представляет собой угрозу для демократии.

В этой ситуации Яир Лапид показал, что успел немалому научиться за почти десять лет выступлений на политическом манеже. Он призвал потенциальных партнеров к гибкости, напомнил, что главная цель — отстранение от власти Биньямина Нетаниягу, а потому предложил формировать коалицию по принципу "от обратного" — сформулировать не то, что она будет делать, а то, чего делать не будет. В связи с чем было оговорено, что, по меньшей мере, в первый год своей работы правительство не будет поднимать вопрос о законе о суррогатном материнстве, суверенитете и судебной реформе. Ну а дальше, как говорится, как карта ляжет — может, через год и на выборы пойдем. Но уже без этого противного Биби.

Но не успели преодолеть этот барьер, как появился новый. "Ямина" и "Тиква хадаша" потребовали на свои двенадцать депутатских мест (напомним, что после демарша Амихая Шикли у фракции осталось шесть мест) не меньше восьми министерских портфелей, причем ключевых, и еще четыре места председателей различных комиссий (оставшимся без портфелей товарищам тоже хочется почета). Да, и заодно места в комиссии по выбору судей, поскольку очень скоро предстоит выбирать сразу восемь членов Верховного суда и было бы желательно, чтобы хотя бы часть из них солидаризировалась по взглядам с правым лагерем.

Стоит заметить, что все эти требования были ожидаемы, и лидеров обеих партий — Нафтали Беннета и Гидеона Саара — можно понять: только обеспечив себе ключевые позиции в правительстве "лагеря перемен", они могут гарантировать себе дальнейшее политическое выживание.

Но и в "Еш атид", и в "Кахоль-лаван", а также в МЕРЕЦ и "Аводе" сочли эти требования несколько чрезмерными. Тут Яир Лапид снова напомнил, что без правых партий коалицию не собрать, самое главное — отстранить Нетаниягу, и надо проявлять гибкость. Тем временем глава МЕРЕЦ (а в относительно недавнем прошлом — лидер ЛГБТ-общины страны) Ницан Горовиц заявил о желании стать министром просвещения, чтобы воспитывать подрастающее поколение в духе плюрализма, как он его понимает. В ответ в "Ямина" снова встрепенулись и заявили, что для них немыслимо, чтобы не только Горовиц, но и вообще кто-то из МЕРЕЦ руководил минпросом.

Тут, кстати, о своих претензиях на этот портфель (наряду с портфелями министров обороны и абсорбции) заявила партия "Кахоль-лаван", и надо сказать, что кандидатура в недавнем прошлом замечательного педагога-новатора Хили Трупера в этом смысле устраивает абсолютно всех. А вот портфель министра абсорбции явно намерена оспаривать НДИ. Сам председатель этой партии уже давно наметил для себя пост министра финансов, но выяснилось, что на него есть сразу несколько претендентов. И только Яир Лапид по-прежнему выражал готовность проявлять гибкость ради одной великой цели, источал оптимизм и уже вместе с Нафтали Беннетом стал готовиться обсуждать условия вхождения в будущую коалицию (или поддержку ее извне) с лидером РААМ Мансуром Аббасом. И, как сообщалось, на этих переговорах тоже наметился существенный прорыв.

И тут грянули арабские беспорядки в Иерусалиме с последующими обстрелами и волнениями по всей стране. Такой поворот событий немедленно подвиг любителей теорий заговоров на версии о том, что Биньямин Нетаниягу специально спровоцировал эскалацию конфликта, чтобы сорвать создание правительства Лапида-Беннета — так же, как раньше специально придумал эпидемию коронавируса, а затем и кампанию вакцинации, чтобы удержаться у власти. Некоторые теоретики пошли еще дальше, заявив, что речь идет о сговоре между Нетаниягу и Абу-Мазеном, так как последнему нынешний поворот тоже крайне выгоден.

Смехотворность подобных версий очевидна, но нельзя отрицать, что все случившееся и в самом деле многое меняет. Теперь использование поддержки арабских партий стало проблематичным не только для Нафтали Беннета и Гидеона Саара, но и для Яира Лапида и Бени Ганца. Да и не факт, что эти партии после случившегося захотят поддержать такую коалицию. Не случайно сразу после начала массовых беспорядков в арабском секторе Мансур Аббас остановил переговоры.

В то же время, по мнению ряда обозревателей, последние события дают Гидеону Саару повод заявить, что ради высших интересов страны он готов войти в праворелигиозную коалицию при условии, что Беннет будет первым премьером по ротации (Нетаниягу, напомним, уже давно дал согласие на это). Понятно, что все еще может не раз измениться и вернуться на круги своя, но вариант, при котором Лапиду не удается сформировать правительство, а после перехода мандата к Кнессету Нетаниягу, Саар и Беннет обо всем договорятся, просчитывается. И просчитывается всерьез. Ну а то, что в таком случае к ним присоединится Бени Ганц, вообще не вызывает сомнений.

Впрочем, пока все участники коалиционных переговоров излучают оптимизм и говорят, что все идет своим чередом.

"Мы не позволим ХАМАСу и нарушителям закона из Лода управлять нашей жизнью. Мы продолжаем формировать правительство", — заявил Яир Лапид.

Беннет предпочел выступить с нападками на "Ликуд". По его словам, из партии власти "Ликуд" превратился в партию, которая идет от провала к провалу и не в состоянии управлять государством. Глава РААМ Мансур Аббас также заявил, что сразу после завершения военной операции необходимо вернуться за стол переговоров о создании правительства.

"Новости недели"

Что такое сверхнаглость

Добавить комментарий