Музей как метафора, или в голове художника Меира Агаси

0

Не совсем серьезное вступление: куда в Израиле поехать на Хануку? Вопрос интересный и отвечать на него можно бесконечно долго, куда дольше,  чем продлятся восемь дней Хануки. Количество фестивалей, представлений, спектаклей, концертов и прочего культурно-развлекательного зашкаливает. А уж про выставки и говорить нечего, количество выбора перерастает в невозможность выбора из-за этого количества

 

Но вот то, что пропустить нельзя, так это кластер выставок «Душевные порывы» (участники – Йонатан Голд, Ноа Раз-Меламед, Хила Лави, Меир Агаси) в музее «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод. Самое время, если кто еще там не был, приехать туда на Хануку, тем более что пока взрослые осматривают выставки, детей развлекут в мастер-классах (или рядом – в музее «Бейт-Штурман»). А пока – еще до каникул – серьезный разговор с Янивом Шапиро – главным куратором музея «Мишкан ле-Оманут Эйн-Харод». Разговор о Меире Агаси, без которого многое бы в израильском искусстве, возможно, не состоялось бы или выглядело иначе.

Меир Агаси. Dream. 1992

И потому еще одно вступление – информативное:
Меир Агаси, 1947-1998 гг. Писатель, художник, переводчик, журналист и художественный критик. После его трагической гибели в автокатастрофе в Англии в Израиле прошла выставка «Музей Меира Агаси», на которой были представлены сотни его работ, библиотека, архивы, записи и написанные им книги. Экспозиция «Музей Меира Агаси» стала частью коллекции Музея искусств Эйн-Харод. «Музей Меира Агаси» посвящен творчеству Агаси, чья многолетняя деятельность была направлена на создание фиктивного музея искусств. К сожалению, ему не удалось окончательно воплотить идею в жизнь: в 1998 году Меир Агаси погиб вместе с семьей в автокатастрофе. Шестью годами ранее, в 1992-м, он объявил о создании «Музея Меира Агасси», экспонатами которого должны были стать тысячи томов его библиотеки, старые фотокамеры, фотоальбомы, снимки, сделанные анонимными фотографами, шкатулки, почтовые марки, письма, дневники, ордена, медали, открытки, миниатюры, фарфоровые статуэтки… Большинство этих предметов было приобретено в антикварных лавочках, на блошиных рынках и аукционах. Но на сей раз «Музей Меира Агаси» – это парафраза того, что больше всего повлияло на художника, на его душевные настрои и на нашу память о нём.

Меир Агаси прославился как мастера слова и образов, жонглируя ими в графике на бумаге и на холстах. Цикл гравюр «22 душевных настроя», представленных в «Мишкан ле-Оманут» – это пример принципиальных изменений, которые произошли в творчестве художника в 1992 году с переходом от автопортретов, выполненных в различных формах – наброски, картины, фотографии, коллажи и гравюры, – к вымышленным героям и биографиям. В рамках данного цикла Агаси «вычерчивает» свой образ, используя имена повлиявших на него художников, писателей и поэтов – Хейнрих Клэй, Пабло Пикассо, Марк Ротко, Йозеф Бойс, Георг Тракль, Райнер Мария Рильке, Франц Кафка, Константинос Кавафис – одновременно описывая душевные и физические состояния человека: сон, сновидения, память, страх, дислексия, ранимость, паранойя, нервный срыв, тревога, секс, любовь и смерть.
Одна из работ Агаси называется «Душевные настрои» – всего их 22, и именно эта пестро-растрепеннная экспозиция, смятенье чувств и тяжкие раздумья и дала название всему кластеру выставок. Чем она так важна? В первую очередь именем художника и тем, что это экспозиция – первая персональная именно музейная выставка Агаси, погибшего когда ему был всего 41 год. После смерти его художественное наследие перешло в запасники музея Эйн-Харод, в том числе и цикл гравюр «22 душевных настроя» – 22 настроения, образа, цвета, и куда больше, чем 22 слов и смыслов в них спрятанных, которыми Агаси так ловко жонглировал в своих статьях и на своих холстах.

Меир Агаси. State of Mind 22. 1992

****

– Уже столько написано и о Йонатане Голде и его «Пнуть ведро», и о Хиле Лавив с «Позабыть о прекрасном», и о Ноа Раз-Меламед и ее выставке «Деметра и Персефона», но Меир Агаси будто исчез из поля зрения. Почему это произошло? История Меира Агаси необыкновенно увлекательна, но большинство знает только то, что много лет назад он погиб в аварии.
– Готовя нынешние выставки, музей решил сфокусироваться на троих ныне живущих, активно творящих художниках, специально для нас подготовивших новые экспозиции. Раздел, посвященный Меиру Агаси совсем небольшой. Но его посещают много людей и он производит большое впечатление. То, что музей сфокусировался на выставках более масштабных, ровным счетом ничего не говорит о Меире Агасе. Он, по сути, самый большой художник, самый значительный, самый глубокий – из всех, кто представлен сегодня в музее.

– Вы не преувеличиваете?
– Совсем нет. И Ноа Раз-Меламед, и Йонатан Голд, и Хила Лавив должны еще сделать очень много, чтобы достичь уровня Меира Агаси. В музее мы предоставляем сцену современному искусству: Меир Агаси, с одной стороны, является художником, быть может, не столь широко известным, но с другой – он художник монументальный, с огромным творческим наследием, и, хотя он не с нами с 1998 года, его наследие живет, открывается каждый раз новой своей стороной, и его будущее еще впереди. Поэтому я совсем не преувеличиваю, когда так говорю, а нынешняя выставка – это только небольшое окно, дающее возможность взглянуть на его работы. Серия «22 душевных порыва» открывает взгляд на все миры, на всё творчество Меира Агаси.

– Иногда мне кажется, что личная жизнь и история Меира Агаси интересует людей больше, чем его творчество. Вас не посещало такое чувство?
–  Все знают историю Меира Агаси, но больше он знаком публике как журналист. В каком-то смысле он стал мифом, благодаря его жизни и вследствие его ранней трагической смерти. Его творчество до сих пор не раскрыто во всей полноте и глубине. И потому мы планируем устроить его ретроспективную выставку через два года. Невозможно представить всего Агаси, каждый раз мы знакомимся с ним понемногу.

Меир Агаси. Фото – Михаль Хейман

 – И на нынешней выставке это очень чувствуется – что это только немного, и хочется увидеть еще!
– В этом и была задача нынешней выставки: показать фрагмент его огромной мозаики, почти бесконечной – его идей, мыслей, работ. Мы хотели слегка подразнить публику, напомнить об Агаси, намекнуть на будущую выставку, и я думаю, что в 2023-м году будут представлены многие его серии, которые раньше никто не видел; мы издадим большой каталог с историями, рассказанными разными людьми и их диалогами о Меире Агаси, причем в разных сферах – музейной, в сфере аутсайдеров, в сфере фиктивных образов, в сфере «между текстами и живописью», галута, в сфере фотографий, воспоминаний, коллекций – во всех тех областях, которые его занимали. Разговоры обо всем этом составят каталог. А третьей частью станет интернет-сайт музея Меира Агаси, который фактически и физически находится в здании «Мишкан ле-Оманут» в Эйн Харод. На сайте можно будет разместить тысячи его работ, его графических листов. Такое условие я поставил сам себе:  выставка должна быть подготовлена вместе с каталогом и сайтом. И рассказы о Меире Агаси множества людей, и возможность увидеть тысячи его работ – и книги художника, и графика, и коллажи, и фотографии, и акварели, и сувениры – как можно это все показать? Только на сайте. Это огромный проект, но Агаси – большой художник. Знают ли его достаточно? Совсем нет…. Я несколько раз готовил его выставки – в Хайфе, в Эйн-Хароде, но мы представляли только небольшую часть его работ, а мне хочется выполнить свою миссию и показать всю картину его творчества, насколько это, конечно, возможно. Этот проект требует времени.

Меир Агаси. Breakdown, 1992.

– Вы знали Агаси лично?
– Нет, я познакомился с его творчеством только после его гибели. Но я был тем человеком, который распечатал ящики в хранилище и вытащил на свет их содержимое. По сути, вскрыл ящик Пандоры. Пути назад уже не было, нужно было продолжать складывать пазл Агаси в единую историю. Меир Агаси всю свою жизнь, всем своим творчеством рассказывал свою личную историю, и все его искусство, с того времени, когда он был ребенком, и потом, в 1970-е, и в 1980-е, и до момента его гибели – все его искусство посвящено ему самому. Его искусство автобиографично, но оно не нарциссическое и не самовлюбленное, а наоборот , исследует внутренние конфликты, искания, задает бесконечные вопросы – кто я, где я, кому я принадлежу, где мое место? Я пишу или я рисую? Живу в Израиле или в Лондоне? Думаю на иврите или на английском? И что я за художник, если подвержен влиянию столь многих? Моя самоидентификация? Мой язык? Эти вопросы мучили и находили отражение и в его текстах, и в его картинах. Он постоянно говорил с призраками. Так что, когда я открыл для себя его тексты и его искусство, мне оставалось только соединить все вместе и открыть их миру. Вот он, Меир Агаси! Вот его искусство!
Все это время он собирал открытки, фотокамеры, сувениры, старые картины, но в 1992 в результате долгих раздумий, нашел решение – озарение пришло ему во сне. И это решение было очень простым – «Я создам музей Меира Агаси»! К этому времени в его коллекции набрались сотни автопортретов в виде коллажей, картин, гравюр, фотографий, сотни книг. Собрать эти сотни, тысячи картин и фотографий так естественно в автобиографическом музее! Музей – это решение, которое он нашел для того, чтобы собрать вместе все, чем он увлекался и занимался.

Меир Агаси. Автопортрет. 1982

Он был художником умным, думающим, у Меира Агаси искусство всегда шло рука об руку с жизнью. Поэтому решение о создании музея с одной стороны было художественным решением, с другой стороны – отвечало на жизненные вопросы, которые он себе задавал. Эти вопросы касались не искусства, а его собственной жизни. Он страдал, ходил к психологам, отлученный от родителей, страны, кибуца. И находил ответы в искусстве.
А что такое музей? В музее есть архив, библиотека, работы, каталоги – все, что Агаси делал в искусстве, он мог вместить в некий единый формат, и это не физический формат, это целиком метафора, музей полностью – в голове художника, но в то же время материальный. Потому что в нем все есть – работы, художники, архив, магазин сувениров, открытки, каталоги.
Агаси относился к идее музея очень серьезно. Музей был нужен ему не просто как идея. Музею нужен маркетинг, реклама, выставки, все необходимые составляющие элементы.

– У него было всё, кроме здания.
– Он организовывал выставки в самых разных местах, при этом продюсером этих выставок был Музей Меира Агаси. Он представлял себя в Музее Меира Агаси, представлял других художников в Музее Меира Агаси, и даже выдуманных художников, выдуманные образы, которые, по сути, были  он сам. Он создал три фиктивных образа, от имени которых и от своего творил постоянно с 1992 года по 1998-й. Каждый из выдуманных им образов жил в другом месте, в другом времени.

– Как Музей Меира Агаси, вся его коллекция попала в Эйн-Харод?
– После его гибели Галия Бар-Ор, которая на протяжении многих лет была директором музея, и знала Агаси лично, приложила все усилия, чтобы Эйн-Харод унаследовал его библиотеку.

– Вместе с ним в автокатастрофе погибла жена и сын. Споров за наследство не было?
– Осталась первая жена – Рути Агаси, и дочь от первого брака Нели Агаси, но в итоге Эйн-Харод получил библиотеку художника. Что касается его изобразительных работ, никто не знал, сколько их. Когда пришел контейнер с десятками коробок – с  библиотекой Меира Агаси, два года ушло на то, чтобы ее разобрать и разместить в музее, специально для нее построили отдельное помещение – теперь она находится внутри библиотеки музея Мишкан ле-Оманут.
В те годы я был студентом факультета искусствоведения. Только в 2002-2003 годах я вскрыл те коробки, в которых хранились его картины, и к тому же времени относится его первая большая выставка в галерее Тель-Авивского Университета, которая, по сути, явилась открытием Меира Агаси.
Выставка, которую мы планируем через два года, состоится спустя 20 лет после той, первой – не могу поверить, что так много времени прошло! Выставка в Тель-Авивском музее был моей первой кураторской работой, так что проект Музея Меира Агаси сопровождает меня. Этот музей – как живой организм, в нем постоянно что-то происходит.

Меир Агаси. Fragility, 1992.

– Три выставки, которые сейчас проходят в музее в Эйн-Харод – это выставки молодых, ныне живущих художников, прекрасно вписавшихся в современное израильское искусство, и рядом с ними мы видим работы Меира Агаси. Это, конечно, дань художнику, но где связь с другими экспозициями?
– Обычно вместе со сменными выставками мы показываем что-то из нашего собрания, что-то, что с ними перекликается. Кроме того, это желание напомнить, освежить память, показать небольшую часть работ Меира Агаси, чтобы вызвать у зрителя аппетит увидеть больше. И третье: в работах Меира Агаси есть все элементы, которые есть и у других художников, представленных в сегодня в Эйн-Харод.

 – Даже название его серии работ «Душевные порывы» вы дали всему экспозиционному кластеру…
– Да… Агаси увлекался воспоминаниями – и эта тема присутствует в работах Хила Лавив. Еще и тема смерти  объединяет ее с Агаси. Тема кибуца – Меир Агаси родился в кибуце, вернулся в кибуц – связывает его с Ноа Раз-Меламед и Йони Голдом, они оба кибуцники. Или тема хрупкости бытия, перемещения по самому краю, на грани падения – это тоже есть у Ноа Раз. Но Меир Агаси касался практически всего.
Мы смотрим на работы Йони Голда, все его работы начинаются с вопросов – кибуц, группа людей, общество, приемная комиссия, отношения… То же самое мы находим в работах Агаси. Но его выставка парит над временем, над пространством.

Меир Агаси. Фото-автопортрет

– Если вы хотели нынешней экспозицией возбудить интерес и желание зрителя увидеть еще и еще работы Меира Агаси, то это вполне удалось. Выставки других художников «заверщенные», тогда как после посещения выставки Меира Агаси хочется воскликнуть – а где еще?!
– Это особенность его искусства:  Агаси всегда оставляет зрителей с таким чувством, с вопросом. Это всегда незавершенность, любое его произведение будто не закончено, как и его собственная жизнь, он не успел ее завершить. Но он все еще говорит и переписывается нами, ведет диалог – также все еще незавершенный…

*****

Сайт музея «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод – https://museumeinharod.org.il/

Страница музея «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод в фейсбуке на русском языке – https://www.facebook.com/MishkanLeOmanutEinHarod

Интервью взяла Маша Хинич

Все фотографии и иллюстрации предоставлены музеем «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод.

Добавить комментарий