Тростник — Рубин

0

Возмутительно прекрасная наглость: неожиданные ответы на несколько загадок легенды об Исходе

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Анатолий ГЛЕЗЕР, Бат-Ям

 

Очередной докладчик подтвердил общее мнение: упоминаемое в Книге Исход «Ям Суф» не могло быть Тростниковым. Ведь имеется в виду Красное море, а оно соленое, и не может быть средой существования тростника. Так что загадка Тростникового моря остается неразрешенной, по крайней мере, до следующей конференции библеистов.

Последний выступающий довольно долго рассказывал о своих многолетних поисках истины в Сказании об Исходе, но достижением его было лишь удачное, как он считает, наблюдение в порту Эйлат в ночное время на протяжении часа красного свечения, исходящего от подводных кораллов. Он предложил считать, что название Красное море происходит от этого явления.

Председатель конференции поблагодарил участников за активность и пообещал сообщить им о публикации материалов, а также о том, когда и где состоится очередная конференция.

Мэри Томпсон, покинув зал заседаний, задумчиво бродила по прилегающим улицам, пытаясь найти какую-нибудь новую мысль, концепцию, позволяющую выйти из тупика безнадежности поисков ответа на вопрос, что за Тростниковое море фигурирует в Сказании об Исходе.

Закрадывалось мистическое предположение о некоем сопротивлении «Святого» текста попыткам нечестивых атеистов взломать шкатулку Божественной тайны.

Размышляя, она подошла к краю тротуара у пешеходного перехода и чуть не столкнула на проезжую часть какого-то мужчину, ожидавшего зеленого сигнала светофора. Он, спружинив, даже оттолкнул своей спиной наткнувшуюся на него Мэри и оглянулся.

— Простите, сэр!..

— Ничего страшного, миссис! Видите — я удержался на ногах и не попал под машину…

Светофор переключился на зеленый, и они, вместе со всеми, пошли рядом по «зебре». Встретившись с Мэри взглядом, он представился:

— Морис Купер, журналист.

— Очень приятно! Мэри Томпсон, библеист.

Поднявшись на тротуар, они, пройдя пару шагов, остановились и пожали друг другу руки.

— Не хочется ли библеисту перекусить?

— Действительно, я проголодалась на конференции. Уже часов пять не ела и не пила…

— Давайте заглянем вон в тот ресторанчик. Как раз время пообедать.

— Хорошо, но — уговор: каждый платит за себя!

— А, вы — феминистка!

— Совсем нет! Просто мне так удобнее…

— О’кей, я согласен… Обед, застольная беседа… Уже приятно. Да?

— Надеюсь…

Они зашли в ресторан. Их встретили, усадили за свободный столик и приняли заказ.

Без спиртного.

Купер сказал:

— Я полагаю, миссис Томпсон…

— Мисс!..

Купер, улыбнувшись, кивнул и продолжил:

— Мисс Томпсон, вас не шокирует, если журналист задаст несколько вопросов эксперту по Библии?

— Ничуть! Валяйте!

— Что сейчас творится в вашей сфере? Над чем ломают головы светские комментаторы священных текстов? Зачем все это?

— Ну, в общем, Библия — это текст, содержащий некую информацию, которую считают важной все верующие христиане, евреи и даже мусульмане. Мало того, многие вполне светские люди считают ее духовным стержнем нынешней цивилизации.

Даже абсолютные атеисты, первые социалистические лидеры Израиля считали ее историческим документом, дающим евреям право жить в Палестине. Ведь там четко написано, что право на эту территорию праотцу Аврааму вручил сам Господь Бог. Это помогает евреям не очень-то обращать внимание на недовольных соседей и недругов во враждебном мире.

Мы, библеисты, пытаемся подтвердить или опровергнуть, с помощью других источников, сведения об описываемых в Библии событиях, чтобы прояснить загадки истории.

— Ну, и какие результаты? Вы сильно преуспели? Много фактов подтвердили или опровергли?

— Хвалиться особенно нечем… Древнеегипетских документов, подтверждающих прибытие в Египет, века пребывания в нем и исход из него евреев, как народа, не найдено. Только одна надпись на древнеегипетском монументе сообщает об окончательном уничтожении египтянами Израиля.

Однако народ Израиля существует по сей день, не смотря на тысячелетия преследований и геноцида.

Необходимо продолжить поиски, чтобы хотя бы понять, какие особенности этого народа позволили ему выстоять и сохранить культуру, ставшую основой христианской и исламской культур.

Например, удалось прояснить некоторые из так называемых Казней Египетских сведениями о естественных для того региона природных явлениях.

Остаются неуточненными места стоянок израильтян на пути в Землю Обетованную, даты Исхода и при каком фараоне происходили эти события.

Официант начал подавать обед, и беседа замедлилась.

Пообедав, они вышли из ресторана и прошли к набережной. Здесь было гораздо легче дышать, чем в городе, забитом автомобилями.

— Я должен признаться вам, Мэри… вы позволите так к вам обращаться? — сказал Морис.

— Конечно, Морис! — с улыбкой ответила Томпсон.

— Очень приятно! — улыбнулся он. — Так вот, я хотел сказать вам, что эти загадки Библии меня уже давно занимают. Вообще-то у дилетанта, хотя и меньше знаний в некоей области, но он свободен от профессиональной среды, ее атмосферы и, в общем-то ее аксиом. То, что доктору наук кажется ересью, свободно обращается по извилинам дилетантского мозга. В нем уживаются образы из совершенно разных областей знания, даже спонтанно возникающие фантазии. Они могут образовывать самые неожиданные сочетания, одно из которых вдруг оказывается новой идеей, ответом на давно мучающий специалистов вопрос.

— Занятно, — промолвила Мэри. — Это вы себя хотите представить наглым дилетантом, посягающим на святая святых серьезной науки? И у вас есть новая идея в области библеистики?

— Да, у меня есть ответы на несколько загадок легенды об Исходе.

— Интересно! Вам, действительно, может быть, легче, чем мне, фантазировать в моем ареале. Ну, выкладывайте смелее!

— Мэри, давайте присядем вот здесь за столиком, возьмем по бокалу вина, и я попробую изложить вам свою версию.

— Морис, а без вина нельзя?

— Мэри, мое выступление перед вами требует изрядной смелости. Перед вами, ученой дамой, я робею, и это может мне помешать. А ваша тактичность может помешать вам возражать мне, и ее тоже желательно ослабить — ради свободы дискуссии.

— Ладно, согласна посидеть с вами у моря и побеседовать за бокалом вина…

Они присели за столик и заказали легкое вино.

* * *

Рядом с одной из еврейских хижин поставили небольшой шатер. В нем собрались главы Колен Израилевых и Моисей с Аароном.

Фараон, убитый горем смерти своего первенца, перед лицом измученного Десятью казнями египетского народа, согласился отпустить израильтян. Он, как и прежде, мог передумать и отменить это решение, поэтому следовало спешить и выступить в путь сегодня же ночью.

Почти сразу решили не идти прямо на восток, где египетские посты и гарнизоны могли задержать и принудить израильтян к возвращению в Египет.

Моисей знал другой путь: вброд через Тростниковое море, Ям Суф.

Это было пресноводное неглубокое озеро, по берегам заросшее тростником, вытянутое с Севера на Юг. Его отделяла от Срединного моря на севере болотистая полоса суши, а на юге — от огромного соленого моря, ведущего неизвестно куда, довольно узкая каменистая перемычка.

На Тростниковом море были отмели, которые обнажались во время отлива, и к некоторым из них по довольно крутым берегам контрабандистами были проложены тропы.

По одному из таких бродов Моисей и пришел в Египет, чтобы спасти народ свой.

За два дня израильтяне не без трудностей дошли до этого брода как раз ко времени отлива. Начался переход. Идти нужно было практически бегом, так как вскоре должен был начаться прилив, а до противоположного берега было далеко. Озеро наполняла непроточная дурно пахнущая дождевая вода, прибывающая только зимой, и оно сильно мелело в жаркое время. Ведь в озеро не впадали реки.

Часть вьючных животных сломало ноги, и их пришлось прикончить. В повозки пришлось впрягаться людям.

Когда вода начала прибывать, до другого берега добралось чуть больше половины людей, и по цепочке скомандовали тем, кто ближе к покинутому берегу, вернуться и ждать следующего отлива. Им грозило быть настигнутыми войском фараона, если он решится на преследование, но выхода не было: не тонуть же им в виду своих более счастливых соплеменников. Отставшим обещали встретить их на другом берегу и увести дальше, чтобы догнать своих.

О судьбе этих отставших можно только гадать: быть может, они дождались очередного отлива и смогли догнать своих, а, возможно, их догнали египтяне и увели назад. В пользу благоприятного исхода может быть то, что фараон спохватился и решился на преследование не сразу. К тому же, возможно, он потерял время, когда повел свое войско сразу на восток, не зная о маневре израильтян к броду через Тростниковое море, и только догадавшись о другом пути беглецов, повернул на юг…

Но в Сказании об Исходе говорится, что фараон со своим войском почти настиг ушедших израильтян, так что, возможно, хотя бы хвост их колонны он заметил и начал нагонять по обнажившемуся при отливе броду.

В это время случилось страшное.

На юге, в районе перемычки, отделяющей Ям Суф от соленого моря, произошло очень сильное землетрясение. Перемычка рухнула, образовав нынешний Баб-эль Мандебский пролив*, и в долину мелкого Тростникового моря хлынул соленый водопад с юга. Он очень быстро затопил долину пресного озера вместе с отставшими (если таковые были) израильтянами и преследующими их египтянами.

Цунами, вызванное обрушением перемычки, разошлось по просторам соленого моря (ныне Индийского океана), неся смерть и разрушения его берегам.

Тростниковое море перестало существовать, и память о нем сохранилась лишь в Сказании об Исходе.

Затопившие пресное озеро соленые воды образовали Красное море. Так его назвали купцы, до сих пор доставляющие по нему красные драгоценные камни рубины из Индии в Египет и в страны Средиземноморья.

В заключение можно добавить, что до сих пор не найденная гора Синай может быть одним из восемнадцати вулканов, цепочка которых тянется вдоль западного побережья Аравийского полуострова, по пути народа Божьего в Землю Израиля.

* * *

Мэри Томпсон молчала, ожидая продолжения рассказа. Поняв, что Морис закончил, и нужно что-то сказать, промолвила:

— Возмутительно прекрасная наглость. Идемте. Уже поздно.

Расплатившись, они поднялись и пошли в город. Купер проводил Мэри до ее отеля. Завтра она улетала к себе в Англию, а он — в Америку, в Канзас. Они обменялись адресами, и Морис сказал, что будет ждать ее сообщения о публикации ее, в соавторстве с ним, статьи с новой версией — комментарием к Сказанию об Исходе.

* Баб-Эль Мандеб (араб) — Врата слез. Пролив так назван в память о легендарном землетрясении, повлекшем гибель очень многих людей

"Кто как Ты, Господи?!"

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий