Арон ШНЕЕР | Это не одна ошибка и не случайность

0

Неужели организация "Мемориал" защищает нацистских прихвостней из идейных соображений?

 

Я бы не писал эти слова, если бы в своем правозащитном раже кое-кто из "Мемориала" не стремился оправдать внесение в список жертв советской власти одного нацистского пособника. Я указал в предыдущей публикации "Студент из расстрельной команды":

"Позор, что «Мемориал» включает в список «Жертвы политического террора в СССР» пособников гитлеровцев и убийц. Надеюсь, что это происходит по недосмотру, по недоразумению. Необходимо перепроверить, перетрясти всю базу, ибо, возможно, это не единичный постыдный факт".

Обратите внимание на мои слова «ЕСЛИ», «недосмотру и недоразумению».

Представители "Мемориала" могли в ответах написать, что, мол, нацистский прихвостень, участник расстрелов евреев Лудзы, вероятно, ошибочно попал в общий список. Однако судя по агрессивным репликам нескольких особо ярых защитников пособников, дело сложнее. Кроме обвинений в некомпетентности, оскорблений, последовали требования опубликовать весь следственный материал по делу Павла Ковалевского — активного соучастника в уничтожении не менее 900 евреев моего города, включая моих родных. Если бы с такой рьяностью, проверяли имена всех вносимых в список жертв репрессий советской власти, не было бы ошибок. В базе данных "Мемориала" я навскидку проверил всего два имени из сотен известных мне пособников и убийц и нашел весьма "достойных" персонажей.

Петровскис Петр Петрович.

Год рождения 1920, место рождения Латвия, г. Резекне.

Год репрессии 1947, 15 лет каторжных работ, 5 лет поражения в правах.

За что — в "Мемориале" не указано, а на самом деле Петровскис (Петровский — в следственном деле) служил при немцах в полиции, арестовывал и конвоировал еврейских узников к месту казни.

"16 июля 1941 г. на еврейском кладбище в Резекне полицейский Петерис Петровскис застрелил Хонона Израэлита и Лапидуса. Позднее Петровский хвастался перед соседом Рутковским: «Этот наган сегодня 100 жидов уложил на мельнице Лещинского».

В 1947 г. Петровского судил военный трибунал. В 60-е годы Петровскис вернулся в Резекне, где и проживал еще в 1990 г.

Лисовский Иван Антонович.

Год рождения 1911, место рождения г. Даугавпилс.

Год репрессии 1944, 20 лет ИТЛ, 5 лет поражения в правах.

За что репрессирован: с июля 1941 г. начинал как бригадир созданной им группы могильщиков расстрелянных евреев, затем служил в латышской полиции, непосредственный участник убийства 11 тысяч евреев Даугавпилса, по многочисленным свидетельствам его соучастников добивал лопатой, достреливал из пистолета, мародерствовал: ходил по трупам и вырывал серьги из ушей убитых женщин, выворачивал карманы убитых…

О нем у меня написана статья, опубликованная в Латвии, кое-что было опубликовано на фейсбуке с публикацией всех документов.

И мне предлагают доказывать вину подобных преступников!

Это дело «Мемориала». Не надо было списками вносить всех якобы «безвинно арестованных» членов полицейских батальонов, легионов СС, полицейских, убийц из ОУН, из Молдовы, Литвы, Латвии, Эстонии, да и Беларуси, России — участников погромов, расстрелов, расправ в свою базу данных. Это многим из них еще повезло, что были осуждены после отмены смертной казни в 1947 г., которую заслуживали сполна.

Могу привести еще фамилии. Однако нет, господин активист Филиппов, это вы ищите и очищайте необходимый и важный список репрессированных от преступников осужденных заслуженно.

Увы, некоторые правозащитники ставят вровень нацистский и советский режим.

Я категорически не приемлю это!

Я, как человек пофамильно знающий немецких пособников, убивавших моих земляков, включая родных, досконально доказательную базу их преступлений, никогда не забуду подвиг солдат Красной Армии, спасших от гибели моих родителей, а значит и меня. Я никогда не примирюсь с уничтожением. сносом, переносом, памятников воинам Красной Армии, где бы это ни происходило. В Израиле таких памятников более 60 – и никто здесь не покусится на память.

Я знаю все о советской власти: ее достижения, преступления, ошибки, противоречивую, порой несправедливую внутреннюю и внешнюю политику. Но все это надо рассматривать в контексте конкретных событий и временных рамок.

Сохраняя память о безвинно репрессированных, нельзя заниматься сознательным очернительством и искажением. Я с гордостью и вызовом повторю посвящение в моей книге «Профессия смерть»:

«Сотрудникам НКВД,СМЕРШ,МГБ, КГБ еще живым и уже ушедшим в мир иной, которые до конца 80-х годов разыскивали немецких пособников".

Я никого из своих оскорбителей-оппонентов не отправляю в бан. Они могут. А мне интересен этот паноптикум как явление непрофессионализма, политического аморального абсурда.

Д-р Арон Шнеер — израильский историк и писатель, на протяжении четверти века — сотрудник института Яд ва-Шем

ОТ РЕДАКЦИИ

В целом организация "Мемориал" занимается благородным делом реабилитации жертв сталинского террора. А поскольку вертухаево семя в нынешней России дало пышные всходы, правда о преступлениях той эпохи глаза колет. Недаром же "Мемориал" признан в РФ "иностранным агентом", что влечет за собой поражение в правах и ограничение деятельности.

Именно на фоне противостояния с властями правозащитникам стоит не давать в руки своих преследователей такие козыри, как попытку реабилитации мелких сошек "окончательного решения еврейского вопроса". На наш взгляд, используя базу данных "Яд ва-Шем", различных еврейских организаций и труды историков вполне реально отделить зерна от плевел. Важно только  не множить имена в списках без проверки. И еще важнее — не называть невинными жертвами палачей. В противном случае и благородная деятельность "Мемориала" может быть запятнана той ложкой дегтя, от которого трудно, быть может даже невозможно отмыться.

Каникулы палача, или Убийцы и равнодушные

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий