Лев СИМКИН | Запретное слово — «еврей»

0

Восстание в Собиборе в советские времена замалчивалось из вполне государственно-антисемитских побуждений: ну не показывать же героизм "лиц еврейской национальности"!

Фото из архива Фонда Печерского

 

В годовщину восстания в Собиборе Александр Печерский в разные годы собирал у себя дома выживших собиборовцев. В 1983 году они праздновали 40-летие восстания и побега, в живых оставалось шестеро (из тех, кто жил в Советском Союзе). Сейчас нет ни одного.

Нынешние официозные историки уверяют, что подвиг узников Собибора в советское время был широко известен и никем не замалчивался. Это не совсем так, или даже вовсе не так. Конечно, советская власть в разные годы была разной, случались годы идеологических послаблений. Но даже в начале 1960-х, когда Печерский приподнял голову (а опустил ее вновь в конце десятилетия), «еврейской темы» в рассказах о Собиборе, созданном для уничтожения евреев, касаться не следовало.

Как-то перед выступлением в ростовском клубе энергетиков его прямо попросили не произносить слово «еврей».

В начале 1970-х Печерский с гордостью писал друзьям, что сдал в ростовское издательство свою книгу о восстании в Собиборе и что ее собираются включить в план следующего года. Как включили, так и исключили.

Встреча героев в 60-е годы

Один из его соратников – Алексей Вайцен (на фото встречи в 60-е годы — в берете, справа от Печерского) много лет молчал о своем пребывании в Собиборе. После войны остался на сверхсрочную – орденоносец, спортсмен — но не поступал в военное училище, чтобы при очередной проверке никто не предъявлял ему претензий за плен, в котором он вел себя совершенно героически.

Академия самоненависти

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий