Одна из десяти потерянных колен

0

Праведница Рут из марийской деревни

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Согласно еврейской традиции, в праздник Шавуот читают "Книгу Рут", призванную напомнить нам о тех, кто в разные исторические эпохи проходил гиюр и присоединялся к еврейскому народу, становясь его неотъемлемой частью и нередко составляя его славу – через себя и своих потомков. Так было в глубокой древности, в средние века, в новое время, и процесс этот продолжается. Сотни, а говорят, что и тысячи людей в своих духовных поисках самостоятельно приходят к осознанию истинности иудаизма и начинают искать путь к еврейскому народу. Благодаря одному из наших читателей мы познакомились с семьей, находящейся на этом пути, а точнее — с ее главой, жительницей марийской деревни Фаиной Качановой, и попросили рассказать о том, как родился ее интерес к Торе и еврейскому образу жизни.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

— Я родилась в глубинке республики Марий-Эл, тогда это была еще Марийская АССР. Вся моя родня, насколько я знаю, марийцы, и у меня было самое обычное советское детство, — рассказывает Фаина. – Училась я в русской школе, у нас даже не преподавался марийский язык. Была, как полагается, октябренком, пионеркой. После школы поступила в культпросветучилище на отделение народных хоров и думала работать в клубе. Но тут как раз наступили лихие девяностые, клубная система рухнула, так что этим планам сбыться было не суждено. Потом я окончила в Петрозаводске консерваторию, получила специальность этно-музыковеда и вернулась домой.

— Ваша семья была религиозной?

— Нет, совсем нет. Во всяком случае, ничего связанного с религией в нашем доме не было. Нет, иконка, как полагается, в уголке была, но когда мама иногда становилась перед ней на колени, мне как пионерке становилось стыдно. Я думала: отчего же мама такая глупенькая, что бьет эти поклоны, ведь все знают, что Бога нет!

— Тогда с чего же начался ваш интерес к религии?

— Когда все завесы стали рушиться, в Россию потянулись проповедники от различных конфессий, и в 1993 году, когда я еще была студенткой, одна из моих подруг приобщилась к протестантизму, и я вслед за ней. Несколько лет ходила в протестантскую церковь, но чувствовала, что они трактуют Библию зачастую просто от себя, в отрыве от истории и культуры той эпохи, когда создавалось Священное Писание. У меня возникло ощущение, что их толкование носит дилетантский, поверхностный характер, если не сказать большего. Но я, как многие, испытывала желание познавать Бога и Его пути, и это и привело меня в церковь. А то, что она оказалась протестантской, — просто случайность.

— И почему вы из нее ушли?

— Ушла я не сразу, пробыла там довольно долго, и такое происходило не только со мной. Очень многие тогда переходили из одного религиозного течения в другое, так как искали ответы на мучившие, жизненно важные для них вопросы и не находили их. Например, Иисус, он же Иешуа учил, что если человека ударят по правой щеке, он должен подставить левую. Тут же возникает вопрос о том, почему нужно следовать такому принципу? Приемлемо ли для тебя подобное безволие или непротивление злу? Все это вызывало недоумение и все новые вопросы, на которые мне хотелось найти ответы. И я видела, что в Ветхом Завете, как я тогда называла ТАНАХ, куда больше логики и справедливости. Ну, а затем началась эра интернета, появилась возможность знакомиться с множеством самых разных мнений. И вот как-то раз, когда я пыталась выяснить, что именно вкладывается в понятие "Христова невеста", мне вдруг стал вновь и вновь попадаться ролик под названием "Дебаты о шаббате", и я решила его просмотреть. В дебатах участвовали двое: один был католическим священником, а второй — вроде тоже христианином, но он показался мне странным: Христа называл "Иешуа", упоминал "руах а-кодеш" и другие непонятные мне тогда термины. Я никак не могла понять, о чем можно дебатировать: ведь шаббат – это Ветхий Завет, то, что должно исчезнуть. Но все-таки решила послушать, и вот с этого все у нас с мужем семь лет назад и началось…

— Что же вас так задело в этих дебатах?

— Оппонент католического священника на примере множества цитат из Торы очень убедительно показывал, что вопреки мнению христианства о том, что шаббат заменен воскресеньем, этот день отдыха дан навечно и не может быть отменен. Проповедник спрашивал: если Бог вечен и его заповеди даны навечно, то как может быть, что вчера это для Него было важно, потом стало неважным (якобы, Христос отменил закон Моисея), затем снова важным (как написано у пророка Захарии, все народы будут "приходить из года в год для поклонения Царю… для празднования праздника кущей")? Где логика?! И эта позиция показалась мне куда более научной, как и его слова о том, что Писание должно объяснять само себя, для объяснения ничего не надо брать с потолка. А католический священник, на мой взгляд, был совершенно неубедительным. А тут вдобавок произошло нечто, в чем, на мой взгляд, явно видится рука Божья или Божий промысел – называть это можно как угодно, но суть не меняется…

— Что же именно произошло?

— Представьте себе: сижу я дома в деревне, варю обед и смотрю этот ролик на Ю-Тьюбе, а муж у меня в это время на работе сталкивается с субботником, который начинает его убеждать в необходимости "чтить день седьмой". И вот муж приезжает с работы, видит, что я смотрю "Дебаты о шаббате", и говорит: "Ну, если мы оба это поняли, то надо соблюдать…" Разумеется, мы ничего толком об иудаизме не знали, но начали соблюдать субботу. Но когда поезд набирает ход, его остановить трудно. Мы постепенно избавлялись от своих прежних христианских искаженных представлений. Потом узнали о том, что существует "чистая" и "нечистая" пища, и стали приходить к пониманию необходимости соблюдения кашрута. Сначала отказались от свинины, затем старались соблюдать и другие заповеди, касающиеся питания. Вот так постепенно, постепенно, в течение ряда лет мы пришли к соблюдению законов семейной чистоты, стали праздновать еврейские праздники и на Суккот поставили сукку…

— У вас появился наставник-раввин?

— Нет, мы продолжали слушать проповеди пастора Джима Стейли в переводе на русский, в них многое было основано на иудаизме. Во всяком случае, типичным христианином его назвать сложно. К примеру, он доказывает, и весьма обоснованно, что христианские Пасха и Рождество имеют языческие корни. А потом переводчица, работавшая с пастором, начала переводить проповеди раввина Ральфа Мессера, и мы стали их слушать.

— Как бы вы сформулировали тот духовный путь, который вам пришлось пройти?

— Знаете, у пророка Иеремии есть знаменитые слова: "К Тебе придут народы от краев земли и скажут: "лишь ложь наследовали отцы наши, суетных богов, от которых нет пользы". Вот и у меня ощущение, что я унаследовала от отцов ложь и то, в чем нет никакой пользы. Мой путь оказался витиеватым, тернистым, он занял двадцать лет, но я благодарна Богу за то, что он обратил меня к свету, к корням веры, потому что Тора и есть свет. А христианство — это некое синкретическое образование, в котором иудаизм смешан с множеством греческих и других мифов.

— Как вы себя сейчас идентифицируете с религиозной точки зрения? Кто вы – христианка, иудейка или нечто иное?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Но знаете, как говорят: "Если не можешь идти – ползи, если не можешь ползти – лежи, но лежи в правильном направлении". Так вот, мне кажется, что мы лежим в правильном направлении – головой к Иерусалиму. Разумеется, мне не хватает общения с единомышленниками, я чувствую себя, как в галуте – изгнании. Два года назад муж умер, и я прохожу этот путь одна. В последние свои годы муж вышел на иерусалимский "Махон Меир", слушал их лекции, проникся и даже заказал первые три книги Торы с комментариями на основе уроков рава Ури Амоса Шерки. У мужа вообще были большие планы: он хотел возлагать тфилин, установить мезузы и т.д., но успел только купить кипу и талит, а дальше случилось то, что случилось.

— Вы жалуетесь на одиночество. Но пытались ли связаться с той или иной еврейской общиной? Думали ли о том, чтобы пройти гиюр?

— Мы живем в ста километрах от Йошкар-Олы. Насколько я знаю, там есть или была еврейская община, и муж пытался с ней контактировать, но контакт как-то не получился. Мы хотели отпраздновать с этой общиной Суккот, но, как нам показалось, к нам отнеслись… скажем так, не очень дружелюбно. Потом у нас родился сын. Мы хотели, чтобы ему сделал обрезание моэль. Муж позвонил в Казань, стал интересоваться, как это сделать, и услышали в ответ, что мы должны представить документы, удостоверяющие наше еврейство. Никаких документов мы, понятное дело, показать не смогли и поэтому сделали обрезание у врача. Это, повторю, и есть моя главная боль – то, что мы не имеем возможности напрямую контактировать с еврейской общиной, все общение идет через интернет и оттуда мы и получаем все наши знания. Но таких, как я, немало. Такие люди есть и в России, и в Украине, в Германии, в Казахстане — те, с кем я лично общаюсь. В прошлом году, к примеру, выяснилось, что за 600 километров от нас, во Владимире, живет еще одна такая семья, как наша, и мы вместе провели пасхальный седер по всем правилам.

— Почему вам так хочется ассоциировать себя именно с иудаизмом? Есть ведь еще течение "Бней-Ноах" — для тех, кто хочет исполнять заповеди Торы, предназначенные для неевреев…

— Да, конечно, я знаю об этом течении. Покойный муж в свое время переписывался с его представителями в Израиле, и мы даже получили сертификат о том, что приняли на себя исполнение семи заповедей Ноаха. Но я тогда сказала мужу: "А зачем? Исполнять заповеди, обязательные только для "Бней-Ноах", – это значит, просто быть порядочным человеком, а я хочу большего!" Мне, к примеру, несложно соблюдать заповеди, радостно соблюдать субботу… Что касается вашего вопроса о самоидентификации, то я думаю, что все, кто обращается в иудаизм или тянется к нему, – это души десяти потерянных колен, которые должны вернуться к своим корням. Все мы стояли у горы Синай, когда народ Израиля получал Тору, затем были изгнаны, расселялись по миру, ассимилированы, но сейчас пришло время возвращаться к Торе, которая является для меня своего рода конституцией человечества, по которой оно должно жить и обязательно будет жить в будущем. Во всяком случае, иного объяснения, откуда у меня эта тяга к еврейской вере, я дать не могу. Все мои соседи и знакомые – христиане, никто из них ничего подобного не ощущает, мои идеи их никак не привлекают и кажутся странными. Более того, они им активно сопротивляются.

Своим детям я говорю: "Вы — часть будущего общества Израиля". Звучит пафосно, но я их настраиваю на то, что они вернутся в Землю отцов. Я думаю, что в определенной степени прошла тот же путь, что и моавитянка Рут, которая сказала: "Пусть твой народ будет моим народом, а твой Бог – моим Богом". И детей я воспитываю в том же духе. Мы исполняем то, что знаем и можем. К примеру, мы не знали, что "Шма, Исраэль!" следует читать два раза в день, и читаем эту молитву трижды. Пробовала приобщить детей к чтению "Амиды", только для них пока это очень длинная молитва. Но я верю, что когда-нибудь они окажутся в Иерусалиме, и там станут настоящими евреями.

* * *

Мы попросили прокомментировать это интервью рава Арье Магида, преподающего в иешиве в Модиин-Илите и активно работающего с герами и евреями, возвращающимися к ответу.

— Действительно, в последнее время во всем мире заметно вырос интерес к Торе и иудаизму, — сказал уважаемый раввин. — Мы видим это в России, Украине, США, Испании и многих других странах. Открою маленький секрет: такой интерес наблюдается и в среде израильских и палестинских арабов, и ежегодно несколько десятков из них проходят гиюр и становятся – я отвечаю за свои слова – праведными евреями. Я также убежден, что мы должны как можно более доброжелательно относиться к потенциальным герам, так как все мы, по сути, потомки геров: ведь принятие Торы у горы Синай было ничем иным, как массовым актом гиюра. Именно после этого мы стали тем, чем сегодня являемся, включая и египтян, вышедших за Моше-рабейну из Египта, не будучи потомками Авраама, Ицхака и Яакова.

Но следует помнить, что стать полноправной частью нашего народа можно, только пройдя гиюр по всем правилам. К сожалению, многие этого не осознают или видят в этом какую-то дискриминацию. Значительная их часть путает иудаизм с "мессианским иудаизмом", оказавшись под влиянием проповедников этого течения. При этом им не хватает знания того, что "мессианский иудаизм" – это очередная обманка, одна из форм христианства, да и откуда им взять эти знания? Это не значит, что когда-нибудь те, кто оказался в поле притяжения таких сект, как "Адвентисты Седьмого дня", "Евреи за Иисуса" и др., не смогут найти путь к подлинному иудаизму, такие примеры известны. Но сначала им стоит разобраться в той каше, которая просто не могла не образоваться у них в голове при попытке дойти до всего самостоятельно.

Многие сетования вашей собеседницы мне понятны. Ей действительно нужно выйти на связь с еврейской общиной – иначе она просто не сможет двигаться дальше и прояснить многие вопросы, в которых, как я понял, она запуталась. Но, к сожалению, в ее случае это особенно непросто: насколько я знаю, полноценные еврейские религиозные общины существуют только в крупных городах России, а гиюр в этой стране можно пройти, по сути, только в Москве, и это очень долгая и непростая процедура. И все же я бы настоятельно рекомендовал ей попробовать списаться с раввином из института "Махон Меир" или сайта Toldot.ru, найти там наставника для себя и детей и следовать именно его советам. Что касается высказанной ею мысли о том, что многие геры несут в нееврейском теле еврейские души десяти потерянных колен, то такое мнение действительно имеется в наших источниках. В них также говорится, что ни один нееврей не приходит к идее принятия иудаизма случайно или в силу каких-то чисто рациональных соображений – за этим всегда стоят некие трансцендентные причины, которых нам понять не дано.

"Новости недели"

Ирина АФРЕМОВА | Моавитянка Рут как пример тяжелой абсорбции

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий