Он не был одинок…

0

На похороны десантника 202 батальона Шимона (Семена) Шломова пришли тысячи израильтян не только те, кто был лично знаком с героем

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Александр ХАНИН

Фоторепортаж автора

Сегодня в Ришоне ле-Ционе прошли похороны 20-летнего старшего сержанта Шимона (Семена) Шломова из Кирьят-Бялика, погибшего в бою в секторе Газы.

В бойцы десанта солдат-одиночка Шимон, который репатриировался в Израиль в рамках молодежной программы НААЛЕ, не просто напросился, а добился этого. И служил в 202-м батальоне бригады "Цанханим" вместе со своим другом Борисом Дубовским, которого мы хоронили в декабре на тель-авивском военном кладбище.

Веселый молодой парень, вокруг которого явно было много девчонок, который веселил всех своими шутками, как рассказывали подходившие к трибуне (а таких было много), не должен был потерять жизнь из-за недобитых у6людков ХАМАСа. Но судьба распорядилась иначе…

На похороны собрались тысячи человек, приехали съемочные группы телевидения, репортеры. Пришли министр абсорбции Офир Софер, заместитель командира 98-й дивизии бригадный генерал Рами Цур Хахам, депутат Кнессета Алекс Кушнир, мэр Ришон ле-Циона Раз Кинстлих , баллотирующийся в Ришон ле-Ционе глава списка от НДИ Евгений Брахман, Ишай Хадад, директор подготовительных курсов "Харэль", на которых учился Шломов, и многие-многие другие, знавшие Шимона и никогда не видевшие его, но пришедшие, чтобы поддержать героя, его близких, его сослуживцев.

Я терпеть не могу ходить на похороны. У меня не получается целиком отключаться во время съемки. Я не слышу слова, а чувствую боль. Особенно, когда говорят с трибуны на русском языке. А когда я смотрю на эти рыжие ботинки, на малиновый берет, на стоящих вокруг и плачущих ребят и девчонок в форме, у меня в груди начинается боль.

Они наши герои. Они защищали и защищают нас.

Когда все закончилось, я сел в машину и набрал номер телефона сына, у которого и ботинки, и берет такого же цвета — один род войск. Только номер дивизии на одну цифру отличается.

— Папа, что-то срочное? Я занят! Я работаю. Потом перезвоню.

Чем отличается эта армия от советской, день которой мы не будем больше праздновать 23 февраля? Отношением. И солдат к службе. И нас к армии. И всей страны. Армия обороны! Я верю, что смерти защищающих нас наших детей не напрасны. Я верю, что наше правительство не остановится, что ради каждого погибшего, ради жизни в нашей стране, ЦАХАЛ продолжит уничтожать врага, который на нас напал, и продолжит до полного уничтожения.

Мы победим! Ам Исраэль Хай!

Дочь моссадовца

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий