Большой круиз для немаленькой компании

0

Круизно-легкомысленные мемуаразмы израильского гида 

Владимир КОРЕНМАН

Фото Владимира Плетинского

 

ГИД ЧЮЮКЫЛДЫЗКАРАМАНЛЫ И КОЛЛЕГА ВЛАДИМИР

Был этап в моей жизнедеятельности, когда я подвизался на круизных теплоходах одной известной компании. Круизы были, в основном, двух типов — дальнобойные, 12-14-дневные, и уикэндовые. Если на длинных круизах публика была интересующаяся достопримечательностями, то уикэндовых пассажиров привлекало казино, " дьюти фри", варьете, четырехразовый прием пищи а-ля Гаргантюа и "дешевый шоппинг" в Турции (а именно в города и веси " турецкой Ривьеры" короткие плавания и совершались). В результате, на 800 пассажиров (в среднем) на береговую экскурсию с трудом набиралось человек 40, то есть один автобус. Тем не менее, хорошо зная специфичность "уикэндовских", мудрое руководство приставляло к ним двух экскурсоводов с теплохода плюс местного гида.

И вот, как-то вышел на маршрут такой автобус. Публика в него загрузилась, я с местным гидом пристроились в задних рядах, водитель (естественно, турецкий) сел за руль, мой коллега возле него, и поехали. Коллега, ведший экскурсию, начал, как принято, с приветствия, краткого описания программы и представления.

"Уважаемые господа, меня зовут Моше, я буду вести экскурсию, мне помогают водитель нашего автобуса Байрамкызылчулпан-оглы, местный гид Чююкылдызкараманлы и коллега Владимир", — сообщил он в микрофон, после чего перешел к описанию "что видим слева — справа".

В автобусе через проход от меня сидела некая моложавая ухоженная дама. Посмотрев на меня весьма доброжелательно, она спросила (на иврите):

— Простите, я не расслышала, как вас зовут?

— Владимир.

— Очень приятно! Скажите, вам тут как, нормально живется?

Я мгновенно осознал, что для милой дамы что Байрамкызылчулпан, что Владимир — совершенно однотипно.

— Да, вы знаете, нам, туркам, живется очень даже ничего, — бодро ответствовал я.

— А в Израиле бывали?

— Нет, знаете, не довелось, но мечтаю.

— Да-да, приезжайте, у нас замечательная страна, вам понравится!

Буквально накануне я, волею начальства, активно помогал работникам "ресепшн" при посадке пассажиров, потом продавал билеты на эту самую экскурсию и проводил инструктаж на общем собрании пассажиров "что там в Турции можно, что нельзя". То есть основательно, как я думал, примелькался. Но все это не смутило соотечественницу. Ну, а то, что турки понимают иврит — это же само собой!

В общем, так, мило беседуя вполголоса, мы доехали до первой остановки — смотровой площадки.

Тут разыгрались драматические события…

 

СБЛЕДНУВШИЕ БРОНТОЗАВРЫ

Автобус вскарабкался по серпантину на смотровую площадку, пассажиры высыпали наружу и защелкали фотоаппаратами, мой коллега Моше забрался на небольшое возвышение и, указуя перстом в разные стороны, начал вещать.

И в этот момент снизу, со стороны порта, раздался дикий рев. Он становился все громче, казалось, на нас надвигается стадо бронтозавров.

Действительность оказалась прозаичнее: несколько вьюношей с нашего теплохода взяли напрокат трактороны (они же квадроциклы) и погнали по горным серпантинам.

Подъехав к нашей группе, лихие ребята узрели в ее составе своего дружбана, и радостно завопили:

— Дуду, ядрить твою налево! Ты чё тут с этими фраерами растопырился, с бодуна, штоль?! Давай к нам, погоняем!

При виде этой кавалькады, местный гид вжал голову в плечи и, укрывшись за моим могучим туловищем, робко пролепетал:

— Владимир, вы можете что-нибудь сделать? Они же экскурсию сорвут…

Этот потомок янычар уже несколько лет работал с израильскими "уикэндовцами" и, похоже, имел большой болезненный опыт.

— Да нефиг делать! — разогретый общением с милой дамой в автобусе, ответствовал я и, поигрывая мускулатурой, направился к лихим соотечественникам.

Подойдя и грозно нахмурив брови, я рявкнул:

— Молодые люди! Своим поведением вы мешаете проведению экскурсии! Я — турецкий полицейский! Если вы сей момент отсюда не свалите, то получите по самые помидоры по всей строгости наших турецких законов!

Заявление было сделано, разумеется, на иврите. При этом на мне были джинсы, кроссовки, фирменная красная рубашка с названием нашей круизной компании, а на голове армейская кепка с начертанием на иврите "Хейль а-ям" (перевод для иногородних — израильские ВМС).

Все это, по моему разумению, вкупе с часто мелькавшей на теплоходе физиономией, должно было вызвать гогот в рядах резвившейся молодежи, выпады типа "Ну конечно, полицейский, да еще турецкий!!! Гы-гы-гы!". Я бы поржал вместе с ними, рассказал пару скабрезных анекдотцев соответственно интеллекту аудитории, и, тем самым, переключил на себя их внимание, отправив потом куролесить по горам — по долам.

Но не тут-то было! Ребятишки сбледнули с лица и залепетали:

— Извините, господин полицейский, мы сейчас уматываем отселя…

И мгновенно умотали, оставив меня в грустных раздумьях о "племени младом, незнакомом". Одно радовало: мой инструктаж, проведенный на собрании пассажиров накануне, с подчеркиванием, что "тут вам не здесь", возымел действие. Ничего, подумал я, скоро большой двухнедельный круиз, будет публика солидная, немолодая, степенная… Если бы я знал, как заблуждался!..

Леденящее кровь в жилах продолжение — ниже.

НАПАДЕНИЕ ИУДЕЙЦЕВ НА ДИЛИЖАНС

И вот он — большой двухнедельный круиз! Тут вам и острова Эгейского моря, и Сицилия, и Ницца, и Барселона! И, в том числе, замечательная Мальта, о которой речь впереди.

Круиз недешевый, соответственно, публика небедная, плюс средний возраст — под 80. Билеты на береговые экскурсии раскупались, как горячие пирожки.

Соответственно мы, гиды, предполагали вальяжный круиз с милыми, интересующимися достопримечательностями старичками и старушками.

Но не тут-то было!

Ушлые старички быстро поняли, где в автобусе лучшие места, то есть меньше укачивает и лучше вид из окна. А также засекли ахиллесову пяту — билеты на экскурсию не снабжались номером места в автобусе, кто поспел, тот и съел…

Результат не заставил себя ждать. Еще теплоход не успевал пришвартоваться, как бодрые старички с билетами наперевес уже стояли у трапа, прядая ушами, тряся гривами и бия копытом, как породистые жеребцы на дерби.

И, как только выход на берег разрешался, они неслись галопом, дабы занять вожделенное место. Однажды одна гидесса зашла в автобус, где не было спецнасеста для гида рядом с водителем, и место гида было, соответственно, на переднем сиденье справа — самое лучшее. И оно было занято торжествующей туристкой, чувствовавшей себя, несомненно, альфа-самкой.

— Простите, это мое место… — робко сказала гидесса.

— А ты кто?

— Вообще-то ваш экскурсовод…Я не могу сесть в другом месте, здесь микрофон установлен, я должна рассказывать…

— Да пошла ты, нафиг твои рассказы, и ты сама нафиг не нужна! Чтоб я с ентого места ушла?! Да ни в жисть!

Но это так, присказка. Главные события разыгрались на Мальте.

Пароход прибыл в порт, разрешили выход, и старички со старушками, застоявшиеся у трапа и уже более часа бившие копытами, рванули наперегонки на стоянку туристических автобусов.

И вот фавориты забега, с пеной у рта, выпучив побагровевшие от усилия глаза, вбегают на стоянку, предвкушая заслуженные призовые места, но…

Автобуса нет!

Тут подтянулись и аутсайдеры, обезумевшая толпа сначала заметалась, затем начала пристально вглядываться в подъездной к стоянке путь. И вот он, вожделенный, подъезжает!

С гиканьем и боевыми кличами толпа старичков бросилась на автобус. Картина живо напоминала вестерн — нападение индейцев на дилижанс.

Но — на Мальте, бывшей британской колонии, левостороннее движение. Соответственно, руль справа, там же дверь водителя, посадка через двери слева. Атаковавшие это не учли.

Как следствие, они начали рваться в автобус через закрытую дверь водителя. Тот, опешив, пытался направить пассажиропоток в нужном направлении, но мешал языковой барьер. Через минуту старички выломали замок и одну из петель двери. Шофер выхватил из кармана мобильник и пытался куда-то позвонить. Тщетно! Один ушлый старичок ловким ударом клюки выбил телефон из руки потомка соратников мальтийских рыцарей. Тут и дверь была выкорчевана и отброшена в сторону, за ней последовал несчастный потомок — водитель. Он не карачках ускакал в близрастущие кустики и там затаился, трепеща. А торжествующие туристы ворвались в салон автобуса и, после краткой, но ожесточенной перебранки расселись по местам, готовые к познанию местных достопримечательностей.

Впрочем, не только на суше разыгрывались драматические события. И на борту скучать не приходилось…

ПЛАВАНИЕ В ТРАНСЕ

Надо сказать, что, помимо дальнобойных и уикэндовых, практиковались и круизы в середине недели, с воскресенья по четверг. Об одном я в скорости поведаю, а пока только упомяну о факте такового.

Вот, как-то, имел место уикэндовый круиз. И весь теплоход заарендовала группа поддержки партии "Зеленый лист". Информация для иногородних: это реально существующая политическая партия, чья главная идея — легализация "легких" наркотиков. Рвется в парламент, участвуя в выборах, но пока не набрала нужного количества голосов.

И вот начинается действо. Бравые партийцы установили мощнейшие динамики, и при выходе в открытое море врубили музыку-транс.

Да, забыл упомянуть. На теплоходе, как бы израильском, было немного израильтян — директор отеля, работники "дьюти фри", охранники из службы безопасности и мы, гиды. Суммарно около 20-25 человек из примерно 200 членов команды. В казино трудились англичане, остальные же не принадлежали к гражданам стран "золотого миллиарда". Были филиппинцы, индонезийцы, украинцы, румыны, даже несколько египтян. Получая скудную, по нашим меркам, зарплату, они чувствовали себя богачами, нередко содержа большую семью и покупая у себя, по окончании сезона, дома и машины. Был огромный конкурс на эту работу, прорвавшиеся, особенно работавшие с пассажирами (официанты, горничные, бармены и т.д.) были отменно вышколены, владели, как минимум, английским и очень старательно работали.

И вот тот приснопамятный круиз. Речи о береговых экскурсиях, разумеется, не шло, и гиды, дабы не ели бесплатно щедрые хлеба круизной компании, были мобилизованы на патрулирование теплохода в помощь охранникам.

И вот я, в том числе, прогуливаюсь по коридорам и палубам. А кроме нас там же курсируют официантки с подносами — вдруг пассажиры чего-то возжелают.

А на теплоходе… Одуряюще гремит музыка-транс, двери в каюты — нараспашку, что не мешает бодрым партийцам предаваться любовным утехам, по коридорам перекатываются пустые бутылки (отнюдь не из-под кефира). Кондиционеры не справлялись с нагрузкой, судя по сладковатому густому запаху характерного свойства.

Бедные официантки, выпучив глаза от ужаса, двигались среди всего этого. Горничные пытались что-то убрать, но куда там!

В общем, все кончилось благополучно, теплоход вернулся в Хайфу, утомленные партийцы выползли на берег, пошла уборка — вот-вот начнется посадка пассажиров на средненедельный круиз.

КАК У АВТОРА НА ВИСКАХ ЗАКОЛОСИЛИСЬ ПЕЙСЫ

И началась посадка. Только с трудом отошедшие от предыдущего, члены команды взирали на новеньких. И глаза у них опять полезли на лоб.

На борт по трапу взбирались толпы людей в черных одеяниях, с развевающимися пейсами, громко нараспев молящиеся… Теплоход арендовала какая-то хасидская община.

Контраст с предыдущими был убойным для слабонервных иностранцев.

Одна девушка с "ресепшн" робко меня спросила:

— Володя, а это кто?

— Ну, наши, израильтяне.

— А предыдущие ?

— Тоже наши израильтяне.

— И вы вот так здесь все вместе живете?

— Ну да, как-то уживаемся…

— Да, я бы у вас в стране чокнулась…

Для меня лицезрение тех и других было вполне обыденным. Ну хасиды, подумаешь. Я еще не подозревал, какая надвигается подстава, но об этом чуть позже…

* * *

Начало круиза с хасидами проходило на удивление спокойно. На удивление — поскольку хасиды тоже не дураки водки откушать, и попеть, и сплясать под оглушительную музыку типа " Ай-яй-яй Царь-Мессия".

В общем, все это состоялось через несколько дней, когда явственно прближалась Царица-Суббота. А пока хасиды чинно прогуливались по палубам с супругами и чадами, собирались группами на уроки "Тании" и молебны.

И вот грянул час. То бишь, береговая экскурсия на одном из греческих островов. Хасиды, разумеется, женщины с детьми и мужчины раздельно, весьма степенно спустились по трапу и. не торопясь, без сутолоки и перебранок, расселись по автобусам. Некоторые, взяв друг друга под локоток, вальяжно двигались к автобусу, как античные перипатетики, продолжая вести неспешные философические беседы. Этим всем они пролили бальзам на мою истомленную душу — у меня перед глазами еще стояли табуны буйных старичков с дальнобойного круиза.

Но, как только автобус вышел на маршрут, я понял, насколько преждевременно было мое успокоение!

Дело в том, что никто не озаботился изменением программы экскурсии! А она была стандартной почти на всех греческих островах: смотровая площадка, прогулка по "аутентичной" деревушке, дегустация вин на винодельне и посещение монастыря имени местного святого. Ну, первые два пункта — еще куда ни шло, но второй и третий! Какая дегустация некошерного вина, какой монастырь! А время экскурсии — четыре часа, а экскурсантами "деньги плочены"!

Я уже бывал на этом острове и начал судорожно вспоминать, что тут есть еще — может, древние руины, или заповедник…Но нет, ничего! Островок крохотный, вжик! — и мы уже на смотровой площадке. Я поведал хасидам, чего видим, они пофотографировали, быстро и организованно вернулись в автобус. Еще пять минут езды, и приехали в деревню. Точнее, деревушку — несколько сувенирных лавок с крестикам и иконками, церквушка… На счастье, был общественный туалет низкой пропускной способности. Но время все равно, как всегда в таких случаях, словно застыло. Я, как мог, тянул его, но оно не тянулось… Пришлось вернуться с группой в автобус и поехать… Но куда?!

Где-то в области среднего уха мрачно-меланхолически зазвучала песня:

"… И молодаая не узнаает, каким танкиста был конец…"

На меня в упор из-под надвинутых на глаза черных шляп смотрело пятьдесят пар глаз. Над ними, закономерно, витал почти осязаемый благообразный лик д-ра Фрейда…

Что делать?! И тут меня осенило. Для начала я сказал водителю:

"Значит, так. Ни в винодельню, ни в монастырь не едем! Давай накручивай кренделя по горам, по долам, пока не дам команду возвращаться в порт".

И, сжав побелевшими перстами микрофон, я начал свою пламенную речь.

Итак, я стою в автобусе с микрофоном в заледеневшей длани, а на меня, как удавы на кролика, сумрачно-выжидательно взирают хасиды-экскурсанты. И я начинаю толкать речь.

— Господа! Вы видите окружающий пейзаж. Он горист, как и наша святая Земля Израиля. Вы, конечно, знаете, что в святых книгах Страна Израиля нередко называется разными красочными эпитетами, например, Страна оленя. А почему? Почему именно оленя, а не, скажем, орла?

А потому, что орел может перелететь с одной горной вершины на другую, а олень — нет. Предположим, он пасется на некоем пастбище, Съедает всю траву и видит на противоположном, более высоком холме еще более сочную растительность. Но, чтобы туда добраться, он вынужден спуститься сначала в долину, а лишь затем взойти на эту вершину. И вот, он восходит, съедает там траву, и вновь перед его взором — еще более тучное пастбище на возвышающимся горном хребте. И опять он неизбежно должен пересечь, спустившись, долину, а то и ущелье, дабы взойти на это чудесное пастбище со сладкой, сочной травой…

С облегчением я заметил, что хасиды, почувствовав себя в родной атмосфере, расслабились, блаженные улыбки заиграли на их устах. И я вдохновенно продолжал:

— Так о чем же притча сия нам говорит, братия? О том, что мы, народ Израиля, неразрывными узами связаны с нашей Страной. Это мы — олени! То мы на вершине, блистаем духовным совершенством, то спускаемся в пучину изгнаний, гонений и духовной деградации, но лишь затем, дабы, собрав силы, дарованные нам Господом, взойти на еще более сияющую высоту! Все выше и выше, исправляя мироздание и познавая замысел Творца, приближая приход Помазанника Его, да придет он в наши дни!

— Амен!!! — вскричали хасиды.

Я почувствовал, как у меня на висках заколосились пейсы. И продолжил:

— Но пока мы в юдоли земной пребываем, и здесь, находясь в эллинских землях изгнания, не получаем того наслаждения духовного, как в Земле Обетованной, мы на дне мрачного ущелья! Но скоро вернемся на теплоход и отправимся восходить! Обратно, во святой град наш, в Сион! Пока же, братия, крепитесь! Помните, как говорил наш праведный учитель, ребе Нахман из Брацлава: жизнь это очень узкий мост, и главное — не боясь, пройти по нему!

Все это я излагал на диком суржике, стараясь говорить на ашкеназийском диалекте с вкраплением идиша и библейского высокого "лашон а-кодеша" (то бишь, святого языка).

Наконец, я выдохся и замолчал. На воспалившиеся от непривычной нагрузки мозги давила полуосязаемая меховая шапка — штреймл. Хасиды возбужденно залопотали вполголоса, и один из них, вскочив, сказал:

— Уважаемый Владимир, можно, я тоже расскажу притчу?

— Ну конечно, почтеннейший!

— Благодарю! Братия! Есть замечательная история о том, как ребе Муня из Азохенвейки однажды собрал своих учеников…

Засим последовала история о мудром ребе Хуне из Геиномска, ребе Шлеме из Злобина…

Я украдкой поглядел на часы и, о, радость неописуемая — можно было возвращаться в порт! Я тут же скомандовал водителю и обратился к аудитории:

— Друзья, давайте споем на дорожку!

Надо в скобках заметить, что, поступив в первый класс очень средней советской школы, я добровольно записался в кружок хорового пения. Однако на первом же занятии был извлечен из бодрой группы хористов и отправлен восвояси с туманным напутствием:

"Придешь, мальчик, когда-нибудь потом".

С тех пор, в ожидании этого "потом", я регулярно тренируюсь, но соло и в одиночестве — во избежание… И тут такая возможность!

Громко хлопая в ладоши и горланя знаменитую хасидскую песню "Не боюсь я никого, кроме Бога одного!", наша группа триумфально вернулась в порт.

А я, ничтоже сумяшеся, подумал: а не взять ли мне прозвище "Марваль" — "морейну рабейну Владимир" (для иногородних — господин наш и учитель В-р )…

P.S.

Пользуясь случаем, хочу выразить глубочайшую благодарность замечательнлму лектору раву Султановичу, преподавателю на курсе Морешет Исраэль в Туро-колледже. Его усердие не пропало втуне!

Флагманские трусики и другие кораблятские байки

Добавить комментарий