Михаил ЛОБОВИКОВ | Если не я за себя, то кто за меня?

0

Воззвание российского еврея к своему народу, ставшее одним из краеугольных камней современного сионизма

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

4 число месяца хешван – это дата, незнакомая большинству русскоязычных евреев. Так же как нам незнакома ее связь с Леоном (Львом Семеновичем) Пинскером – который для многих тоже только улица в Израиле. Но именно 4 хешвана 5699 г. — ровно 137 лет назад — Лео (Йегуда-Лейб) Пинскер, одесский врач и адвокат, опубликовал в Берлине тонюсенькую брошюрку «Autoemancipation! Mahnruf an seine Stammesgenossen von einem russischen Juden» («Автоэмансипация! Воззвание российского еврея к своему народу»). Ставшую манифестом российских «палестинофилов» — первых сионистов.

Можно догадаться, что Пинскер был незаурядным человеком. Брошюра была написана им по-немецки, которым он владел в совершенстве – после стажировки в Германии и Австрии по окончании медфака Московского университета. Стать врачом и адвокатом в черте оседлости было непросто. Но Пинскер верил в возможность интеграции российских евреев в окружающее общество. Верил до одесского погрома 1871 г. Который пошатнул его веру в мирное будущее российского еврейства. Но пока все еще не лишил иллюзий касательно «целительной силы» ассимиляции и просвещения.

Окончательные иллюзии о сосуществовании развеяли погромы и реакционная политика царского режима 1981-1882 гг. И Пинскер пишет «Автоэмансипацию», где предельно четко формулирует принцип спасения еврейского народа руками самих евреев. Это не было совершенной новинкой – Пинскер повторил некоторые идеи Мозеса Гесса и Переца Смоленскина о необходимости возрождения еврейского народа в своей стране и своей волей, как единственно возможного решения наших проблем и угроз.

Но в ситуации отчаяния после погромов 1981-82 гг., вошедших в историю как «Бури в Негеве» (их кодового названия из-за ограничений царской цензуры), короткий, но яркий и четкий текст Пинскера стал ответом, который искали подавленные российские евреи. Реакция на публикацию была восторженной, и Пинскер становится лидером того самого национального возрождения, к которому призывал. После его встречи с профессором Германом Шапиро возникает движение «Ховевей Цион», в 1883 г. они проводят его учредительный съезд в Катовицах – и сионизм фактически возникает как политическая доктрина.

Кстати, именно в переписке с профессором Шапиро Герцль готовит первый сионистский конгресс пятнадцать лет спустя. На котором именно Шапиро предлагает два первых фундаментальных шага для создания еврейского государства – 1. создание еврейского университета в Эрец-Исраэль и 2. создание национального фонда для выкупа земли и освоения все той же Эрец-Исраэль.

Все это было ясно Пинскеру еще в середине 80-х годов XIX в., когда он возглавляет знаменитый Одесский комитет ("Общество вспомоществования евреям земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине" — легальное представительство "Ховевей Цион" в России).

Одной из основных причин успеха манифеста Пинскера стало его требование возрождения национального самосознания как необходимого условия национального возрождения. И он описывает эту проблематику предельно открыто:

«…если народы не были в состоянии уничтожить наше существование, тем не менее, они сумели искоренить в нас стремление к национальной самостоятельности. С каким- то фатальным равнодушием мы видим, как во многих странах нам отказывают в том, в чем нелегко было бы отказать и зулусу. Рассеянные, мы сохранили нашу способность к сопротивлению, но утратили связующее звено национального самосознания. Стремясь к сохранению нашего материального существования, мы, к сожалению, слишком часто были вынуждены игнорировать наше нравственное достоинство. Мы не замечали, что благодаря этой недостойной, хотя и вынужденной тактике мы все глубже падали в глазах наших врагов, все более становились предметом их презрения и были обречены на существование перелетных птиц, которое, наконец, и сделалось нашим роковым уделом. На необозримом пространстве земного шара не нашлось для нас угла. Чтобы иметь, где преклонить свою усталую голову, мы вымаливали только крошечное место; суживая, таким образом, наши требования, мы тем самым умаляли наше достоинство, которое и в наших, и в чужих глазах свелось на нет».

Многие принципы, изложенные Пинскером, были потом дооформлены Герцлем и стали краеугольным камнем сионизма как движения возрождения еврейского народа на земле Израиля. Пинскер, кстати, не сразу пришел к убеждению, что Эрец Исраэль является единственным местом, где это возрождение возможно. Но поверив в это, он уже шел до конца. Будучи светским и блестяще образованным человеком, он верил в силу нашей традиции и нашего особенного национального пути. Его призыв к возрождению – вышедшая 137 лет назад брошюра начинается словами Гилеля «если не я за себя, то кто за меня?» — и заканчивается благословением – «Да поможет вам рука ваша, и да спасет вас Бог».

Евреи, не жалейте заварки!

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий