Исход евреев из Уганды

0

По странной прихоти еврейской судьбы спустя 73 года после того, как британский министр колоний Джозеф Чемберлен предложил председателю сионистского движения Теодору Герцлю программу расселения евреев в Уганде, потомкам отвергших этот план людей пришлось спасать соплеменников, не по своей воле оказавшихся в этой стране

Олег ЮСУПОВ

 

Я расскажу вам быль о том, как иудейский спецназ освободил более сотни своих соплеменников, оказавшихся за четыре тысячи километров от исторической родины. Так попала в историю операция«Энтеббе» (она же «Шаровая молния\Йонатан»).

В далёкие 70-е некие леворадикальные силы зла из «Революционных ячеек» (ФРГ) совместно с братьями по разуму из Народного фронта освобождения Палестины (НФОП), захватили самолёт компании «Эйр Франс», следовавший из Города Весны в столицу франков через аэропорт Афин, где царил бардак.

На борту находились 248 граждан разных стран и 12 членов экипажа. Воздушные пираты потребовали немедленно развернуть аэробус в Бенгази (Ливия) для дозаправки и, простояв там семь часов, вылетели в ту часть Африки, где много диких обезьян и один угандийский бармалей, Иди Амин.

По прибытии в аэропорт Энтеббе, что близ Кампалы, столицы Уганды, к четырём коммунистическим рожам присоединились ещё четыре хари. В аэропорту террористы провели селекцию. 83 иудея были отделены от остальных, которых перевели в соседнее помещение. На следующий день заложники, не имеющие израильского гражданство и не являющиеся евреями, были освобождены, а чуть позже переправлены домой прибывшим за ними самолётом «Эйр Франс». Экипаж французской авиакомпании во главе с командиром Мишелем Бако мужественно отказался улетать и остался с другими заложниками. Французская монахиня также решила остаться, предложив вместо себя отправить домой одного из евреев, но террористы затолкали её в ожидающий самолёт.

Неделю заложники находились в здании аэропорта, ожидая своей участи. Руководство Израиля посовещалось и решило, что вместо уступок террористам они устроят им finale vaginale. Публично же правительство демонстрировало озабоченность и суетливость по поводу требований террористов. Поклонники неомарксизма, коммунизма и прочей леворадикальной идеологии настаивали на освобождении 53-х террористов из разных группировок, находящихся в тюрьмах Израиля, Франции, ФРГ, Швейцарии и Кении. Если их требования не будут выполнены до 1 июля 1976 года, заложников начнут расстреливать.

Вначале и правда отставной офицер ЦАХАЛа Барух Бар-Лев пытался уговорить старого друга Иди Амина не нервировать евреев и вспомнить совместный ланч в далёком прошлом. Но времена дружбы прошли и теперь Амин дружил с арабами. Были надежды на американцев, которые должны прогнуть египетского президента Анвара Садата, а тот, в свою очередь, уломает Амина. Пока специальный посланник Садата добирался до Уганды для переговоров, израильтяне уже провели операцию.

Настал последний день ультиматума. Израиль оттянул крайний срок ещё на три дня. Амин эту тему поддержал, якобы из человеколюбия.

Эти три дня были критически важны для израильской армии, чтобы подготовить и провести операцию. Командующий ВВС Биньямин Пелед поинтересовался у министра обороны Шимона Переса:

«Шимон, речь идёт о захвате аэропорта или всей Уганды?»

Перес проявил интерес к цене.

«Если речь идёт про аэропорт, то хватит сотни бойцов. Захват всей страны будет стоит нам 500 солдат», — отрапортовал министру командующий ВВС.

Шимон ответил:

«Захватывать всю Уганду нет необходимости».

Израильтяне хорошо знали об уровне подготовки угандийской армии. Имелись и чертежи аэропорта, так как строила его израильская фирма. "Моссад" подсуетился со снимками аэропорта, послав туда своего агента. Военная разведка докладывала, что в районе аэропорта находится 21 тысяча угандийских солдат и в изобилии бронетехника. В аэропорту дежурили 50 боевых самолётов советского производства. По утверждению ведущего пилота операции, подполковника Иошуа Шани, вся операция была спланирована за 48 часов. Времени проработать детали не было. Нужно было импровизировать. "Моссад" нарисовал картину маслом, где было чётко указано местонахождение заложников, количество «басмачей» и сколько угандийцев бегают в аэропорту. В этом им помогли освобождённые заложники, а одна из них, французская еврейка Нинет Морено, обладала феноменальной памятью.

ЦАХАЛ с помощью строителей, возводивших аэропорт, частично воссоздал его копию для тренировок спецназа. Проблема была в том, что самолётам ЦАХАЛа не хватило бы горючего, чтобы долететь до Кампалы и обратно, а все соседи Уганды дико содрогались от мысли о кровной мести наглухо контуженного Иди Амина, который превосходит их в военной силе. Дозаправиться в воздухе вдали от Израиля тоже не представлялась возможным. Кроме того, вторжение военных самолётов в пространство суверенных стран без разрешения являлось актом агрессии. Но евреи поднажали на вождя кенийского народа через еврейского олигарха, владельца сети гостиниц в Найроби. Президент Кении под давлением прогнулся и позволил израильским самолётам дозаправиться в кенийском аэропорту.

Под покровом ночи, в режиме полной секретности, четыре самолёта ВВС Израиля С-130 «Геркулес» вылетели, чтобы предать казни бандюганов. Дабы не побеспокоить сон и радары египтян, суданцев и саудитов, израильские пилоты летели над Красным морем на высоте не более 30 метров. Самолёты с десантом сопровождали два "боинга-707". В одном был полевой госпиталь. Он приземлился в аэропорту имени Кениаты в Кении. Другой "боинг" кружил над местом событий с командующим операцией генералом на борту. В 23.18 израильтяне без приглашения приземлились в аэропорту Энтеббе. Из открытых заранее загрузочных люков выкатилась группа джипов, а во главе колонны ехала точная копия чёрного «мерина» президента Иди Амина. Косяк был в том, что людоед недавно приобрёл белый мерс взамен чёрного, чего не знали израильтяне. Часовые приказали кортежу тормознуть, но в ответ получили из пистолетов с глушителями дополнительные отверстия в теле, несовместимые с жизнью.

Увидев, что часовые судорожно дёргаются, ехавший в джипе инициативный боец добил их огнём из своей штурмовой винтовки. Эффект неожиданности был потерян. Отряд шикарных пацанов из «Сайерет Маткаль» под командованием Йони Нетаниягу приступил к штурму здания и к освобождению заложников, а «Сайерет Голани» и «Сайерет Цанханим» отвечали за сдерживание угандийских солдат, чтобы эти поцы не мешали спецназу наказать террористов. Заложники находились в главном холле здания, прямо возле взлётно-посадочной полосы. Чтоб избежать их убийства, израильтяне объявили через громкоговоритель на иврите и английском:

«Падайте на пол! Падайте на пол! Мы — израильские солдаты».

Услышав знакомую речь, 19-летний репатриант из Франции Жан-Жак Маймони остался стоять и был случайно застрелен: его приняли за террориста. А ведь Жан-Жак мог улететь вместе с французами, учитывая, что у него был и французский паспорт, но он сказал террористам:

«Я израильский еврей».

52-летний Паско Коэн также был смертельно ранен пулями коммандос. Под перекрёстный огонь попала и Ида Борохович, репатриантка из России. Немецкий «красный» террорист сразу же после штурма собрался стрелять в заложников, но, вспомнив идеи Маркса, крикнул несчастным: «Прячьтесь в туалетах!» и стал палить по солдатам. Недолго «красный» немец играл в ковбоя. Отправив к Марксу его фана, бойцы спецназа бросили несколько ручных гранат туда, где ныкались другие поклонники левой идеологии. Тех, кто не умер от гранат, застрелили из винтовок. Вся перестрелка в зале продолжалась 1 минуту и 45 секунд.

Пока ребята крошили террористов внутри здания, приземлился ещё один самолёт. Из него выехали бронетранспортеры, задачей которых было создать защитный периметр в ходе ожидаемого часа для дозаправки, а также испортить внешний вид угандийских истребителей «МиГ», находящихся в аэропорту, чтобы те не вздумали преследовать израильтян после вылета.

Завершив штурм, коммандос направили к самолётам заложников. Из диспетчерских вышек угандийцы обстреляли самолёты. Во время короткой, но ожесточенной перестрелки был смертельно ранен в горло Йонатан Нетаниягу, став единственным из коммандос, убитым при операции. Пятеро других бойцов получили ранения разной степени тяжести. Один из них остался инвалидом.

Израильтяне угандошили угандийцев, стрелявших с вышек из пулемётов и гранатометов РПГ.

Вся операция заняла 53 минуты. Все террористы были ликвидированы, а к ним в нагрузку шли примерно 45 угандийских солдат. Из 106 заложников трое были убиты во время штурма, 10 ранены, а одна осталась в Уганде, но Амин приказал убить женщину, увезённую ранее в госпиталь по состоянию здоровья. Доре Блох было 74 года. Останки её были обнаружены только в 1979 году, после падения кровавого режима Иди Амина.

Угандийский диктатор приказал в отместку за помощь израильтянам убивать кенийцев, проживающих в Уганде. В итоге было убито 245 человек. НФОП отомстил еврейской семье Блок за участие в операции, подорвав 31 декабря 1980 года одну из принадлежащих ей гостиниц. 13 человек разных национальностей погибло, 87 получили ранения.

Генеральный секретарь ООН по привычке осудил Израиль за нарушение национального суверенитета Уганды. Ну, традиция у них такая — осуждать Израиль. Западный мир, наоборот, поддержал Израиль и похвалил израильтян за успешно проведенную операцию. По событиям этой блестящей операции были сняты несколько художественных и документальных фильмов. ЦАХАЛ и правительство Израиля показали миру, что пока в ООН озадачены и озабочены, они действуют. Коль а-кавод ле-ЦАХАЛ и всем смелым руководителям той операции.

Автор — военный историк, обозреватель международного издания stmegi.com, его персональная страница — facebook.com/blogolegyusupov

Шаровая молния над Энтеббе

Добавить комментарий