Вася Мамалыга – герой индонезийского народа

0

Оранг Русиа на Ломбоке

Владимир ХАНЕЛИС

 

Чтобы не долго и не очень интриговать читателя, скажу сразу – Ломбок это относительно небольшой индонезийский остров. Расположен в 100 км от известного острова Бали. Площадь 5,5 тыс. кв. км. Живут на нем больше трех млн. человек, в большинстве народности сасаки. Слово "оранг" – означает "человек". А слово "русиа" и без перевода понятно.

Впрочем, сасаки возможно и ошибались. Хотя "оранг" этот родился в Российской империи, вероятнее всего он был молдаванином. Ведь Василе Мамалыга (Мэмэлигэ) появился на свет 20 марта 1865 г. в бессарабском селе Пашканы, в семье причётника Пантелеймона. И это один из немногих достоверных фактов его биографии – биографии авантюриста, искателя приключений и богатства, горного инженера (?), повара, полиглота, возможно шпиона Российской империи и вождя индонезийского народа в борьбе с голландскими колонизаторами. (Некоторые советские источники называли его революционером, борцом за свободу порабощенного народа).

…В 1891 году страны Индонезия на карте не было, а была голландская колония Нидерландская Вест-Индия. И вот в столицу этой колонии, в Батавию (Джакарта), к консулу Российской империи Модесту Бакунину приходит сообщение, что "на острове Ломбок появился некий русский, именует он себя горным инженером Василием Малыгиным, местные туземцы называют его Малиган".

(Небольшое отступление. Возможно Василе Мамалыга стал Василием Малыгиным во время прохождения военной службы. Что же касается профессии, то вряд ли он действительно был горным инженером. Ведь никаких сведений о его образовании, кроме окончания начальной, приходской школы, — нет. Хотя, по свидетельству знакомых Василия, он разбирался в минералах и рудах. Анализируя записи Малыгина и его подписи на документах, нетрудно понять, что пером он пользовался нечасто).

…Прочитав это сообщение, Бакунин поступил как опытный, профессиональный дипломат – пропустил его мимо ушей. Решив, что его хата, извините – изба или бунгало, "с краю", и слишком далеко и от Петербурга, и Голландии.

Но отмолчаться было невозможно. Голландцы требовали от консула ответов на вопросы: "Кто этот русский? Как он оказался на Ломбоке? Почему советует местному радже не платить налоги? На какие деньги он строит флот и подстрекает туземцев к восстанию? Неужели Россия хочет запустить руку в голландский "карман" или это авантюра безумца-одиночки?"

Ответ на первый вопрос более или менее ясен. А вот что рассказывал сам Малыгин о том, как он оказался на Ломбоке. По его словам, до этого он жил на Дальнем Востоке, бывал в Японии, "искал счастья в Китае", (по некоторым данным работал в таможне Кантона) но оно "обошло его стороной". Затем Малыгин приехал в Сингапур. Пытался устроиться на работу в нефтедобывающую компанию.

В Сингапуре и произошла его судьбоносная встреча с неким метисом (отец – англичанин, мать – яванка) Крегли, или, по другим данным, Крегом. Тот, непонятно зачем и почему, уговорил Василия отправиться с ним сперва на Бали, а потом на Ломбок. Из голландских архивов известно, что Крегли был давнишним осведомителем колониальных властей.

…Ломбок, его природа, люди, возможности очаровали Малыгина. Он пишет: "Ломбок превосходно возделан, его рисовые поля образцовы, природа богатейшая". Василий решил остаться в этом раю. Хотел превратить Ломбок во второй Сингапур под протекторатом России? А может быть в мечтах, видел себя правителем острова? Кто знает…

Но Крегли обо всем докладывал властям, которые недоумевали, как "простой русский горный инженер" свободно говорит по-английски, знает китайский и голландский, объясняется на местном диалекте?.. И они продолжают теребить Модеста Бакунина. А тот шлет депеши в Петербург. А Петербург молчит…

Тем временем Василий Малыгин зря времени не терял. Он решил завоевать доверие местного раджи. Для начала он объявил, что может творить чудеса. Например… поджечь воду.

(Еще одно небольшое отступление. В те времена белый человек "оранг путих", вызывал у местных людей оцепенение и поклонение. При встрече с европейцем ("туаном", "господином"), носившим обувь, мужчины и женщины всех возрастов сходили с дороги и, поворачиваясь боком, опускались на одно колено – боялись ослепнуть от его величия).

Сасаки верили в могущество и силу белых. Но их старый раджа Рату Агунг, беспокойный и честолюбивый старик, мечтавший покончить с зависимостью от голландцев, был скептик. Он приказал принести большой сосуд с водой. Малыгин медленно, бормоча "заклинания", размахивая руками, наклонился к нему и… незаметно бросил в сосуд кусочек натрия…

Эффект был потрясающим! Пламя вырвалось из сосуда, как из вулкана. Приближенные, вопя и корчась от ужаса, упали на землю. Раджа с трудом сдерживал дрожь во всем теле… Собравшись с духом, он выкрикнул: "Назначаю тебя, Малиган, моим первым советником!"

…Первыми советами нового первого советника были: не принимать голландских послов, не платить им налоги, выделить ему крупную сумму золотом для закупки оружия в Сингапуре. Рату Агунг согласился.

В Сингапуре Малыгин покупает оружие, порох, лошадей, и грузит все это на старое судно. Но… Крегли обо всем доносит голландцам. Малыгина задерживают, оружие и боеприпасы конфискуют (часть Василий успел спрятать). Он объясняет им, что собирается на Новую Гвинею за жемчугом, а оружие ему нужно для защиты от пиратов. Голландцы верят, или притворяются, что верят и отпускают Малыгина.

В это время раджа, уверовав в сверхъестественные способности первого советника, выполняет все его указания – не принимает послов, не платит налоги… Мало того, он захватывает и отказывается возвращать голландское судно.

Терпение колониальных властей лопнуло. 30 июля 1894 года голландская эскадра вошла в гавань столицы Ломбока, город Матаран и высадили на берег несколько батальонов пехоты, эскадрон кавалерии, артиллерию.

Бунт подавили очень быстро. Сын раджи, принц Маде, предпочел смерть плену, и вонзил в сердце кинжал. А через две недели Малыгин, с частью оружия, боеприпасами и порохом, наконец-то добрался до Ломбока.

Раджа Агунг просил у Малыгина сотворить одно единственное чудо – отомстить голландцам за смерть любимого сына. Василий собрал уцелевших вождей местных племен и убедил их поднять восстание…

Ночью 26 августа 1894 года сасаки во главе с Малыгиным атаковали голландский военный лагерь. Разгром был полным, ведь голландцы не выставили даже часовых – туземцы никогда не воевали по ночам.

Началась война.

"Сражались все, — сообщил в МИД России Бакунин. – Осажденные в главной крепости восставшие поклялись драться до последнего и готовили костры, на которых сожгут своих жен и детей, дабы они не попались живыми в руки голландцев".

Через два месяца крепость пала. Голландцы искали "оранга русиа", но его не было ни среди живых, ни среди мертвых. Однако белому человеку скрыться среди местного населения, да еще на острове, практически невозможно. Голландцы применили старый как мир способ поймать человека – за его голову назначается крупная сумма и, практически всегда, находится предатель. На этот раз им стал приближенный раджи, завидовавший высокому посту Малыгина…

Василия доставляют на остров Ява, в город Сурабаю и судят. Газеты так писали о Малыгине:

"Русский был одет в серый костюм, вел себя корректно, очень хорошо говорил по-английски".

Однако выглядел он неважно, жаловался на здоровье и плохое обращение. Василия перевели в больницу. Но однажды утром решетка на окне его палаты исчезла, а вместе с ней и пациент.

По городу поползли слухи – бежать Васе помогла любовница – красавица-балийка. Но недолго он гулял на свободе. Малыгина ловят и на этот раз заковывают в кандалы.

Суд длился долго. О нем писали газеты многих стран. Малыгин напрасно обращался за помощью к русскому консулу Бакунину. Ему грозила смертная казнь. Но его спас прекрасный голландский адвокат ван Гроот. Он доказывал суду, что за измену Малыгина судить нельзя – ведь он подданный Российской империи и собственной выгоды в мятеже не имел. Приговор – 20 лет заключения.

Два года провел бывший первый советник раджи Ломбока в камере тюрьмы города Сурабая. Не "сахар" – теснота, духота, плюс сорок круглый год. Заметим, что после приговора правительство России очнулось – несколько раз просило голландские власти депортировать Малыгина для отбытия наказания на родине. Просьбы оставались без ответа…

Но тут судьба снова улыбнулась Василию. В августе 1898 года, по случаю совершеннолетия королевы Вильгельмины, в Голландии объявлена амнистия. Малыгина отпускают, с условием, что он никогда не вернется в Нидерландскую Вест-Индию и сажают на пароход, отправлявшийся в Порт-Саид (Египет). Оттуда, на другом судне, он плывет в Одессу, а из Одессы Василия доставляют в родное село, под надзор полиции.

Три года Мамалыгин живет в дома брата Дмитрия. Но 20 января 1901 года исчезает. (Еще много лет спустя односельчане с уважением вспоминали о нем, как о грамотном человеке, рассказывавшим об удивительных заморских странах).

След Малыгина отыскался в Одессе. Он устроился поваром на пароход "Диана", отплывавшим… ну-ка, угадайте куда? Правильно – в Сингапур! А оттуда рукой подать до ставшими ему родными, островов.

Новый след Малыгина – на этот раз во время мятежа в провинции Ачехе (остров Суматра). Видели его и на Яве, а в последний раз – в городе Сурабая (!), где он провел страшные два года в тесной камере. Зачем он туда вернулся? Почему? Может быть, хотел встретиться с красавицей-балийкой? Ведь все публикации о жизни и необыкновенных приключениях Василе Мамалыге, Василие Малыгине, Малигане, о котором до сих пор помнят в Индонезии, заканчиваются одними и теми же строчками:

"В индонезийской газете "Педоман" от 5 января 1961 опубликовано небольшое объявления о смерти госпожи Сити Джохан Малиган (явно не индонезийская фамилия – В.Х.), умершей в Сурабае".

Вероятно это и была женщина, ради которой он все это затеял, ради которой вернулся. Может быть они и похоронены где-то рядом…

Английская баронесса – принцесса бедуинов

РЕКОМЕНДУЕМ КНИГИ В.ХАНЕЛИСА

"РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ". Материалы к энциклопедическому словарю), 570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий. Стоимость книги: в Израиле – 99 шек.; в Европе, США и странах СНГ – $34,99.

"В НАШЕМ СТРАННОМ ГОРОДЕ". Сборник мистических и фантастических рассказов. Стоимость книги: в Израиле – 55 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $19,99.

 "НУ, АЛЬЦГЕЙМЕР, ПОГОДИ!". Замечания из жизни — смешные истории, байки, шутки". Стоимость книги в Израиле 49 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $14.99.

 В цены входит пересылка.

Для заказа обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31, Bat-Yam, Israel-59644, tel.\fax +972-3-551-39-65, e-mail – [email protected]

 

Добавить комментарий