Афганский разлом

0

Ряд влиятельных израильских журналистов и общественных деятелей на полном серьезе призывают принять в нашей стране беженцев из Афганистана

Давид ШАРП

 

В 1838-1842 годах цивилизованный мир в лице Британской империи впервые и сполна познал на себе "прелести" Афганистана в качестве поля боя — и политической игры. Два последующих опыта британцев в 1878-1880 и 1919 годах тоже оказались не самыми приятными. Следующим на очереди в 1978-1989 гг. был СССР — о результатах той войны читателю напоминать не стоит. И, наконец, нынешняя война продолжительностью почти в двадцать лет, в которой, несмотря на обширность натовской коалиции и участие ряда не входящих в альянс стран, главенствующая роль принадлежала США.

Вопреки бытности Афганистана третьестепенной в масштабах планеты, бедной и слаборазвитой страной, значение происшедшего там для мировой политики весьма велико. Именно поэтому уже сейчас можно и нужно делать определенные выводы. Один из очевидных состоит в том, что долгая и упорная борьба на своей территории даже против превосходящего противника вполне может принести плоды. Что касается прогнозов, то с ними особенно торопиться не стоит.

В 2001 году США с союзниками начали вторжение в Афганистан в ответ на теракты 11 сентября. Контролировавшее тогда большую часть страны экстремистское исламистское движение "Талибан" было прямым союзником "Аль-Каиды", приютившим ее на своей территории. И хотя целью операции "Несокрушимая свобода" являлось также свержение "Талибана", главной своей задачей американцы ставили борьбу с международным терроризмом, а не установление в Афганистане демократии, как многие ошибочно утверждают. Создание относительно устойчивого прозападного режима с демократическими задатками, по замыслу США, было призвано служить эффективным инструментом в деле завершения войны и установления в стране устраивавшего Вашингтон статус-кво.

И вот здесь-то американцы, как и другие державы на протяжении истории, просчитались, причем дважды. Первый раз — когда сочли возможным установить в столь специфической стране, как Афганистан, стабильную прозападную власть. Второй — когда поняли, что это нереально, но еще долгие годы тянули там лямку, хотя данный процесс сопровождался человеческими и немалыми материальными потерями.

С первым пунктом все достаточно очевидно: беспринципные конъюнктурщики без идеологической или религиозной мотивации — очень зыбкий фундамент. Особенно если противник мотивирован и обладает волей к победе. Здесь-то и кроется ответ на вопрос, почему 300 с лишним тысяч афганских силовиков, вооруженных не в пример талибам, разбежались в считанные дни. Все очень просто: ни цифры, ни техника не имеют значения, когда военные — немотивированный сброд, в значительной массе наркоманы, которым не за что воевать. Кстати, подобное наблюдалось в ряде районов Сирии и Ирака в минувшем десятилетии, во время триумфального (в первой фазе войны) шествия ИГИЛ.

Почти сразу после убедительной победы над "Талибаном" в 2001-м американцы и их союзники должны были осознать бесперспективность создания в Афганистане модели устойчивого антиталибовского режима. Это понимание должно было привести к решительному шагу — выводу войск из страны и прекращению вливания в нее денег, оптимально — в 2003-2004 годах. Однако до кого-то это медленно доходило, к тому же политики всегда боятся испортить свой имидж. Уход же из Афганистана с дальнейшим неминуемым скатыванием страны в хаос и разгул исламистов выглядел бы провалом. Никакой президент не готов был занести таковой себе в актив. При этом, в отличие от войны во Вьетнаме, протесты в США против войны носили весьма ограниченный характер, и это оставляло политикам комфортную возможность продолжать боевые действия, не беспокоясь ни о чем. Общественность же реагировала на ситуацию с пониманием, что вполне объяснимо: недавние теракты 11 сентября никто не забыл, армия укомплектована из контрактников, а не призывников, потери сравнительно невысоки.

Годы шли, о первичных целях — борьбе с "Аль-Каидой" — почти забыли, а война, требующая колоссальных финансовых трат, не прекращалась. По официальным данным, только в афганскую армию за эти годы американцы со товарищи вложили более 80 млрд долларов, но это мизерная часть расходов на войну в целом и на поддержку афганских властей. В гигантские суммы обходилась логистика. Отличным примером служит цена на топливо, доставлявшееся сначала по морю в Пакистан, а затем по суше — с огромными потерями из-за атак противника — к пунктам назначения. Стоимость литра солярки по итогам такого путешествия зачастую доходила до 50-70 долларов. Маленькая, но важная деталь: львиная доля потраченных средств по большому счету осталась в США — огромные прибыли получали многочисленные американские компании, подрядчики и контрактники.

Итак, после быстрого выполнения основных целей дальнейшее пребывание контингента НАТО в стране оказалось обусловлено глубоко ошибочными расчетами. Затем — все более явным нежеланием политиков подписаться под неудачей. Но постепенно шаги в направлении завершения все же делались. Вывод войск НАТО фактически начался летом 2011-го, а два года спустя ответственность за безопасность в Афганистане была передана местным властям. Относительно малочисленный натовский контингент перешел в статус "группы поддержки". С этого момента пошло уже откровенно бессмысленное оттягивание конца, растянувшееся на многие годы и обошедшееся очень дорого.

Поразительно еще вот что: в отличие от региона Персидского залива и ряда других, Афганистан и близко не принадлежит к классическим точкам приложения американских интересов. Если от него не исходит угроза международного терроризма — кто бы там ни правил, хоть "Талибан", хоть кто иной, — эта страна должна быть головной болью только ближайших соседей. Тем удивительней, что США два десятилетия тащили этот "чемодан без ручки", во многом оказывая услугу своим стратегическим оппонентам в лице России, Китая и Ирана. Причем, хотя присутствие американцев в Афганистане во многом способствовало стабильности в странах Средней Азии и соответствовало российским интересам, Москва не отказала себе в удовольствии насолить США, поставляя талибам оружие. Данный факт в Пентагоне и Белом доме считается однозначным, тогда как утверждения о том, что Россия платила талибам деньги за конкретные нападения на американцев, пока не доказаны. Во второй половине минувшего десятилетия в Кремле, видимо, осознали, что дело идет к выводу американских войск. Следовательно, с "Талибаном", который до сих пор (!) официально именуется в России "запрещенной террористической организацией", следует наладить тесные отношения.

Избавиться от "чемодана без ручки" наконец-то решил Дональд Трамп. С этой целью с талибами велись интенсивные переговоры, призванные придать последующему процессу сколько-нибудь позитивный вид. Сегодня республиканцы критикуют администрацию Байдена за то, как все ныне ужасно, и Белый дом с Пентагоном есть за что критиковать. Однако очевидно, что будь на месте Байдена Трамп и даже договорись он с "Талибаном", по большому счету, все закончилось бы примерно тем же: быстрым крахом режима. Провалы американской разведки и экспертного сообщества привели к тому, что скорость падения власти президента Гани оказалась явно недооценена. Результатом стала абсурдная ситуация: выведенные войска понадобилось возвращать для обеспечения срочной эвакуации американских граждан и союзных афганцев. Все это сопровождалось сценами, мягко говоря, не делающими США чести. Чего только стоят кадры цепляющихся за американские самолеты людей, которые разбиваются, падая с большой высоты…

Быстрый крах афганского режима и американские провалы последних недель на всех уровнях, начиная от Байдена и заканчивая военными, безусловно, сильно ударили по репутации США в целом и как потенциального союзника в частности. Заслуженно страдает и репутация самого президента. Но в главном — а именно желании положить конец американскому участию в этой давно потерявшей для США смысл войне, — Байден, как и Трамп, совершенно прав. Вариантов было два: либо снова значительно усилить американский контингент в Афганистане, что очевидно неприемлемо, либо годами продолжать прежнюю практику, чреватую новыми человеческими потерями и очередными десятками миллиардов на ветер. И все это ради поддержки коррумпированного сообщества приспособленцев, живущих за американский счет и не готовых самостоятельно воевать с талибами.

Конечно, отступление могло выглядеть иначе, но — не стало из-за ошибок вашингтонской администрации и военных. Что касается афганцев, то в массе своей на союзников они по означенным выше причинам никак не тянут. Те же немногие, кто все-таки подходит под данное определение, заслужили быть вывезенными из страны: если часть их серьезно пострадает, это станет еще одним провальным пунктом завершающего этапа американского присутствия в Афганистане.

Нет сомнений, что происшедшее ныне в Афганистане поубавит уверенности у многих американских союзников. Однако таковые обязаны осознавать: если ты сам бороться не готов и считаешь, что США все сделают за тебя, то у тебя есть реальные причины для беспокойства. Ценным же союзником для Вашингтона могут быть только те, кто и сам готов преодолевать серьезные трудности. Многочисленный афганский сброд данный тест уверенно провалил.

Если судить по первым признакам, то "Талибан" стал чуть более мягким и прагматичным, чем в 1990-е. Но это еще ни о чем не говорит. Если в Афганистане установится более-менее прочный мир, во что мне поверить трудно, то страна в заметной мере сойдет с мировой повестки дня. Однако есть более любопытные и реалистичные сценарии. Например, "Талибан" решит прямо или косвенно, помогая исламистским группировкам из соседних стран, предпринять действия, которые непосредственно затронут Среднюю Азию, Иран и даже Китай. Что вполне вероятно, ведь оружия в Афганистане оставлено немало. Возможен и такой вариант: в стане талибов начнутся раздоры, и предыдущий сценарий станут осуществлять командиры на местах. Подобная перспектива вынуждает Китай, Россию, Иран и среднеазиатские режимы всерьез беспокоится о будущем, и, в частности, попытаться как-то договориться с "Талибаном". Получится ли? Посмотрим…

Еще один важный, связанный с Афганистаном аспект — наркоторговля. Талибы ей активно способствовали до прихода к власти и, не сомневаюсь, продолжат. Тем более что иных статей дохода у нового режима будет очень мало. А поскольку коррумпированные структуры стран Средней Азии и России наркотрафику противодействуют не особенно эффективно, можно предположить, что объемы поставок (в частности героина) в северном направлении как минимум сохранятся, а при наличии спроса и повысятся.

И, наконец, — беженцы. То, что в странах НАТО, в первую очередь в США, окажутся многие десятки тысяч эвакуированных — еще один безрадостный итог "блестящей" двадцатилетней войны с террором. Однако этим все не закончится: следует ожидать, что сотни тысяч, если не миллионы афганцев, не пожелавших воевать за цивилизованный образ жизни с "Талибаном", попытаются достичь цивилизации, разными способами добравшись до Старого и Нового Света. Предлог у них, с точки зрения властей ряда западных стран, будет веский — бегство от гнета исламистов. Предположу, что части таких иммигрантов будет сопутствовать успех. Что там говорить, если даже ряд влиятельных израильских журналистов и общественных деятелей на полном серьезе призывают принять в нашей стране беженцев из Афганистана!.. Полагаю, что некоторые члены нынешней коалиции тоже не возражают. Остается надеяться, что инициатива подхвачена не будет.

"Новости недели"

ОТ РЕДАКЦИИ

Так называемые беженцы из Афганистана на криминальной и террористической карте некоторых стран Европы весьма заметны. И жертвами их становятся простые смертные, а не богатеи. Наши прекраснодушные деятели, живущие за высокими заборами вилл или дорогущих пентхаузах в домах с охраной, полны гуманизма за счет рядовых граждан. Тех самых, которые уже не знают, куда деваться от радости в связи с суданскими и эритрейскими гостями. То ли еще будет, если рядом с ними поселят афганцев?

Страна мертвой надежды

Добавить комментарий