Часовой детектив

0

 История про часы Марии-Антуанетты, ловкого вора и упорного журналиста

Виктория МАРТЫНОВА

 

В свое время сенсацией стало сообщение о приговоре американского суда, вынесенном проживающей в США Нили Шамрат, вдове самого знаменитого израильского вора Неэмана Диллера. Несмотря на то, что большая часть украденной Диллером коллекции редчайших часов возвращена в Музей исламского искусства в Иерусалиме, 64-летняя дама вынуждена будет в течение пяти лет выполнять принудительные работы за сокрытие краденых сокровищ, стоимость которых составляет сотни миллионов долларов.

Наши читатели, как, впрочем, и вся русскоязычная публика, об этом деле, одном из самых легендарных за всю историю израильской полиции, знают мало. Между тем, раскручивалось оно почти двадцать семь лет. В одной из местных газет, выходящих на иврите, я прочитала: «Давно закрытое дело возобновилось благодаря настойчивости и упорству журналиста Дани Рубинштейна. За несколько лет до суда в газете «Аарец» была опубликована его статья о том, что он напал на след украденной коллекции, когда дело считалось практически закрытым за отсутствием улик».

Прочитав статью, я удивилась: неужели Дани, мой коллега, с которым не раз довелось встречаться на журналистских перекрестках, двадцать семь лет продолжал следить за развитием истории? Вот где терпение! Телефон Рубинштейна, автора колонки в экономической газете «Калькалист», был в моей записной книжке, и я набрала номер.

— Да, — сообщил мне знакомый голос, — я не переставал следить за этой историей, потому что стремился доказать невиновность моего друга, старого часовщика, — и Дани рассказал мне о том, как раскручивалось эта чисто детективная история.

Islam_art_museum1

Музей исламского искусства. Фото: Wikipedia

 

 Неуловимый вор

— В начале восьмидесятых годов я работал в несуществующей теперь газете «Давар». 18 апреля нам в редакцию позвонили: в Музее исламского искусства в Иерусалиме совершено дерзкое ограбление. Я, репортер криминальной хроники, срочно выехал на место происшествия. Кража была совершена в День памяти погибших воинов ЦАХАЛа — Йом-а-зикарон. В такие дни внимание охраны к музейным объектам несколько слабеет. Так получилось и на этот раз. Воры (тогда думали, что их было несколько) проникли в здание музея через окно, приставив лестницу к стене. Охранник спал и ничего не слышал. Ворам удалось беспрепятственно добраться до коллекции, состоящей из 106 уникальных старинных часов и нескольких предметов роскоши. Кража, — продолжал Дани, — была настолько дерзкой, что полиция решила: здесь не обошлось без помощников и советников — сотрудников музея. Подозрение пало на армянина Йоханнеса Маркерьяна, часовщика, который жил в Старом городе и присматривал за часами в музее. Я был с ним знаком, мы даже, можно сказать, дружили. Его до глубины души потрясла и сама кража, и то, что его обвинили в содействии ворам. Он попросил меня во что бы то ни стало защитить его честное имя и найти настоящего похитителя. Тогда я и подумать не мог, что на это уйдет почти три десятка лет.

Кто такой Неэман Диллер?

Один из самых знаменитых за всю историю Израиля воров родился в кибуце Эйн-Хореш в 1939 году. Рос он изобретательным и способным на лихие поступки мальчишкой. В армии его взяли в летные части, но и здесь он не мог обойтись без приключений. Во время одного из тренировочных полетов, будучи курсантом, пролетел слишком низко над родным кибуцем, за что его выгнали из военной авиации и посадили в военную тюрьму. После отсидки вернулся в кибуц, но вскоре его прогнали и оттуда — он совершил несколько краж из домов своих друзей.

С помощью своей тети он устроился чиновником в один из тель-авивских банков. Но банкирская карьера его совершенно не занимала. Он мечтал о другом — ограбить банк ипотечных ссуд. На подготовку у него ушло три года. Он начал планировать дело в 1964-м, а осуществил только в 1967 году, после Шестидневной войны, на которую был призван как милуимник. После возвращения с полей сражений он продолжил то, что начал еще до войны: рытье траншеи под банком, на которую никому не пришло в голову обратить внимание. В итоге Диллер сумел вынести из банка почти полмиллиона лир. Правда, в конце концов полиции все-таки удалось доказать, что это именно он ограбил банк. Вора отправили на семь лет за решетку. Выйдя из тюрьмы, он стал искать новый объект, и вскоре его внимание привлек Музей исламского искусства в Иерусалиме.

 Часы Марии-Антуанетты

Коллекция часов, которую облюбовал Диллер, была собрана еще в XIX веке и принадлежала сэру Дэвиду Лайонелу Саломонсу, первому еврейскому лорд-мэру Лондона. Его дочь Вера Саломонс, основательница музея, завещала все часы ему. Экспонировалась уникальная коллекция в отдельной галерее, находящейся в удаленной от входа части музея.

Часы, которые Мария-Антуанетта покупала в Доме Брегет, окутаны дымкой тайны, говорят даже, что над ними тяготеет некое проклятие. Все они исчезли. Первые часы, которые королева самолично купила в 1782 году, у нее выкрали во время штурма дворца Тюильри в 1792 году. Дворец осаждала толпа, королеву толкали, и только оказавшись в заключении в башне Тампль, она обнаружила, что часы с ее платья сорваны.

В архивах Дома Брегет сохранилось упоминание о вторых часах, которые 4 сентября 1792 года доставили Марии-Антуанетте прямо в Тампль. Они тоже исчезли. Но были и третьи часы, заказанные для королевы. На сей раз речь идет об уникальной, невероятно сложной по исполнению модели, со всем часовыми функциями, известными мастерам той эпохи. Увы, эти часы так никогда и не попали к королеве: их начали делать в 1783 году, а закончили в 1827-м, то есть через 30 лет после казни Марии-Антуанетты. Вот они-то и находились в иерусалимском Музее исламского искусства вплоть до кражи в 1983 году.

…Удачливый вор аккуратно упаковал часы в коробки, переложил газетной бумагой и… улетел за океан вместе с добычей — 106 уникальными старинными часами, украшенными драгоценностями.

Полиция изобретала одну версию ограбления за другой, но ничто не наводило на след преступника. Рождались слухи, всплывали обвинения, возникали подозрения и сплетни. Главной версией стало предположение о том, что кражу заказал какой-то коллекционер, заплативший за нее несколько миллионов, и теперь, предполагали следователи, сидит он в тайном убежище и любуется вожделенными часами и драгоценными камнями… Это ограбление легло в основу одной детективной книги, изданной в Соединенных Штатах.

 Вор женится

В США удачливого вора ждала Нили Шамрат, с которой он начал встречаться еще в 60-е годы. Они поженились и поселились в Лос-Анджелесе. Жили тихо и спокойно. До конца жизни никто так и не потревожил Диллера.

Тем временем страховая компания, у которой существовал договор с музеем, обратилась в Интерпол с просьбой отследить судьбу похищенных сокровищ. Лишь спустя несколько лет какие-то часы «засветились» в одном из российском музеев, другие оказались в личной коллекции саудовского шейха… Но это было лишь каплей в море — судьба всей коллекции оставалась неизвестной. После долгих пререканий страховая компания вынуждена была выплатить музею огромные деньги — компенсацию за утраченное имущество.

Годы шли. Диллер тяжело заболел. Приехав в Израиль, он прошел обследование в клинике «Тель-а-Шомер», и итоги проверки оказались неутешительными: рак. В 2004 году самого ловкого израильского вора не стало. Имущество он завещал жене. «Она вложила в меня всю душу, помогала мне перенести все трудности, — написал он в завещании, — и я оставляю все свое состояние ей».

 

 Помог случай

— Дело было закрыто, — рассказывает журналист Дани Рубинштейн. — Полиция давно смирилась с тем, что похищенные часы никогда не отыщутся… В 2006 году, придя на вечеринку в честь праздника Рош-а-Шана к одному из отставных офицеров полиции, я услышал от него удивительную историю. Пропавшая коллекция была обнаружена благодаря звонку некоего тель-авивского часового мастера директору Музея исламского искусства Рахели Хасон. Неназванная жительница Тель-Авива, юрист по профессии, обратилась к часовщику с просьбой оценить несколько часов, принадлежащих ее британской клиентке, которая якобы унаследовала коллекцию от покойного мужа. Часовщику принесли несколько предметов, среди которых были и карманные часы, изготовленные легендарным швейцарским мастером Авраамом Луи Брегетом для французской королевы Марии-Антуанетты. Их стоимость составляла 30 миллионов долларов. Часовщик немедленно узнал экспонаты, украденные из музея, и связался с его руководством. Музей согласился выкупить часы у владелицы и сохранить ее имя в тайне.

Когда я услышал от полицейского эту историю, — продолжал Дани, — мне сразу захотелось написать продолжение материалов о хищении из музея. Но редакция не хотела возвращаться к забытому делу. Молодые журналисты не знали о том, что произошло в 1983 году, им это казалось малоинтересным. Но все-таки в 2007 году материал о первой находке был мной опубликован. Он и побудил полицию снять дело с полки.

…Когда стало понятно, у кого хранится коллекция, всплыло и имя вора. И хотя Нили, учительница иврита в одной из еврейских школ США, требовала, чтобы ее оставили в покое — ведь муж давно умер, — дело было передано в суд. Теперь за недонесение о ворованном имуществе ей придется выполнять принудительные работы.

Коллекция почти полностью возвращена в музей. Однако справедливость восторжествовала не до конца: старый часовщик Маркерьян до этого часа не дожил. А ведь с него так до конца жизни и не было снято подозрение в содействии грабителям.

"Новости недели"

Часы старого Менахема

Зам. главного редактора сайта Isrageo.com.Профессиональный журналист, выпускница УРГУ. Работаю в печатной прессе с 1989 года, несколько лет возглавляла пресс-службу одного из банков. В Израиле с 1999-го года, через год начала работать в русскоязычных изданиях. Публиковалась в центральных газетах "Новости недели" и "Вести", журналах "Силуэт", "Мир путешествий" и "Мама-инфо" и многих других СМИ в Израиле и за границей. Редактор проекта Tourneto.com

Добавить комментарий