Борис БРЕСТОВИЦКИЙ | Я не сниму свои детские ботиночки

0

"Завтра будет еще лучше, чем сегодня!" — этого правила своего деда придерживается известный израильский экскурсовод и журналист

 

Много лет назад, в июле 1988 года праздновали мы день рождения моего деда. Как и положено, было много гостей, много речей и пожеланий. Среди прочих встал с рюмкой мой тесть, который очень уважал старших, и пожелал деду много хорошего, а завершая свой тост, он пожелал имениннику “… жить до ста лет!” Дед скромно промолчал, а отец, чуть не поперхнувшись от смеха водкой, объявил тем, кто не знал, что празднуем мы 99-й день рождения моего деда.

В 99 лет сохранил дед отменное здоровье, собственные зубы, собственные, пусть и полностью белые, но волосы на голове, бодрость духа и здравую память. После окончания торжества, я со своей женой сбежал к своим детям, гости разошлись по домам, а дед, сменив праздничную одежду на повседневную, пошел помогать моей маме убирать со стола и мыть посуду.

Умер дед весной 1989-го, не дожив до ста лет всего четыре месяца. Умер в воскресенье, сходив с утра на рынок за покупками. Пообедал и прилег отдохнуть… навсегда.

За пару месяцев до его смерти я в шутку спросил:

— Дед, открой секрет – как до ста лет дожить?

И дед ответил, улыбаясь:

— Каждый вечер, ложась спать, говори себе, что завтра будет еще лучше, чем сегодня!

Сегодня у меня очередной день рождения.

Сегодня я дожил до своего 58-летия. Практически половина, может чуть больше, дедовской жизни. И я даже не думаю о том, чтобы прожить столько, сколько прожил мой дед. Я лишь хочу прожить свою жизнь так, как жил мой дед — каждый день, ложась спать, я говорю себе, что завтра будет ЕЩЕ лучше, чем сегодня! Вот в этом «ЕЩЕ» и состоит смысл жизни!

"Боря, сними детские ботиночки",  — укоризненно говорила мне моя бабушка, когда я в юном возрасте в очередной раз отчебучивал какую-то глупость.

"Боря, сними детские ботиночки" — повторяла она, когда я бросил музыкальную школу и занялся велоспортом.

"Боря, сними детские ботиночки" — терпеливо говорила она, когда я занимался ерундой в институте.

"Боря, сними детские ботиночки" — говорила мне бабушка, смеясь, когда я барахтался на полу со своим годовалым сыном.

"Боря, сними детские ботиночки" — тихо и безнадежно шептала она, когда я, почти тридцатилетний, упоительно наслаждался своей коллекцией моделей электрических паровозов.

Уже давно нет на свете моего деда, моей бабушки, нет папы и тестя, да будет им светлая память. И давно никто не говорит, что пришло время повзрослеть. И я все еще наивно верю, что возраст — это всего лишь цифры в документе, и что если я очень захочу, то снова смогу почувствовать себя …надцатилетним.

Возраст — это всего лишь цифры в документе. Значит, я еще молод, можно даже сказать — юн. В сравнении с Мафусаилом — практически младенец! Но главное это все-таки не цифры.

Самое главное — это любимая работа, любимая семья и вы, мои друзья. Поверьте, еще больше хочется жить и жить долго, чтобы каждый год, каждый день видеть ваши счастливые глаза и понимать, что отчасти это и моя заслуга.

Я не сниму свои детские ботиночки, буду как раньше бегать по тель-авивским улицам, по узким лестницам старых домов, чтобы снова и снова радовать вас историями и легендами любимого города. Мои батарейки лучше "Дурасела", и еще есть порох в пороховницах.

А завтра будет еще лучше, чем сегодня!!!

P.S.

"Сними детские ботиночки" — поговорка на идише, равнозначная русскому "Когда ты уже повзрослеешь, балбес?!"

Борис БРЕСТОВИЦКИЙ | Немного смерти, немного любви

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий