Сбывшийся сон Ибрагима-Авраама

0

Интерес читателей вызвал наш материал "Зов крови. Зов крови? Зов крови!" о Барухе Мизрахе, арабе. Он родился в Цфате, принял иудаизм, вместе с евреями сражался за независимость Израиля и погиб героем в 1948 году

Владимир ХАНЕЛИС, Исраэль СПЕКТОР

 

Материал вызвал много откликов. Среди них было и письмо Светланы Н. из Тель-Авива. Она писала:

"Это интересно и трогательно, но такое могло произойти только много лет назад. Сегодня такое произойти не может".

Может, уважаемая Светлана, может…

…Ибрагим Ясин родился в крестьянской семье, в Ливане, в тихой деревне долины Бекаа. И жил бы он обычной жизнью земледельца, если бы не палестинские террористы, бандиты, насильники из лагерей беженцев, которые находились в Южном Ливане, и террористы из шиитской организации "Хизбалла".

Ибрагим Ясин, который сегодня носит имя Авраам Синай, вспоминает о тех днях.

— В нашей деревне жили мусульмане-сунниты и все поддерживали правительство в Бейруте. Но палестинские беженцы и шииты из "Хизбаллы" стали терроризировать жителей Южного Ливана. Страх и ужас поселились в нашем районе, в нашей деревне. Они убивали, грабили, насиловали. А нас некому было защитить. В нашем доме люди "Хизбаллы" убили моего брата, чтобы жители деревни испугались и перестали поддерживать правительство.

Но тут вмешался Израиль, который тоже не мог больше терпеть террористов, проникающих из Южного Ливана в Галилею. В 1982 году правительство Бегина решило начать военную операцию, которая получила название "Мир Галилее". Предполагалось установить вдоль границы с Ливаном "пояс безопасности" глубиной до 40 км. (Мы не будем здесь говорить и обсуждать "Мир Галилее" – это дело историков). Во время операции Ибрагим впервые столкнулся с израильскими солдатами.

— Они пришли в дом, в котором тяжело рожала женщина. Их командир вызвал военный вертолет и ее перевезли в Хайфу, в родильное отделение больницы РАМБАМ. Я знал эту семью. Муж этой женщины воевал с израильскими солдатами в нескольких сотнях метрах от своего дома. Я понял, к нам пришли милосердные люди, к нам пришла свобода, мирная жизнь. И еще я понял – израильтянам нужно помочь.

Когда Ибрагим пошел на такой смертельный риск, стал сотрудничать с израильской разведкой, ему было 19 лет. Через год он женился, у него родился сын… Но однажды ночью к нему пришли люди "Хизбаллы", связали, впрыснули снотворное, бросили в мешок и увезли.

Несколько дней он не знал, где находится. А когда полностью пришел в себя, то ему объяснили, что из этого подвала спецслужбы "Хизбаллы" еще никто не вышел живым. Поэтому для него же будет лучше, если он расскажет о своих связях с израильской армией, о других местных жителях, сотрудничающих с ЦАХАЛом, расскажет как можно больше и как можно быстрее. И тогда он умрет легкой смертью. Ибрагим ответил, что единственного информатора, которого он знал, был его покойный брат.

— Когда я вспоминаю о днях, проведенных в подвале "Хизбаллы", — говорит Авраам, — мое тело начинает дрожать. Меня пытали электрическим током, старыми слесарными инструментами, резали ножами, на меня натравливали собак. Собаки вырывали из моего тела куски мяса. А шииты "Хизбаллы" стояли вокруг, смеялись и курили… Каждую минуту я хотел, чтобы их выстрел положил конец моим страданиям.

И он решил сам положить этому конец. Из старого халата Ахмад сделал веревку и пытался на ней повеситься. Но старая ткань порвалась…

Однажды утром в подвал спустился сам Имдан Мурния*, глава спецслужб "Хизбаллы" – садист и убийца.

— Он сказал, что лично займется мной, — продолжает свой рассказ Авраам, — а пытки, которые были до сих пор – "цветочки" по сравнению с тем, что меня ждет. Весь день меня страшно пытали, а Мурния наслаждался моими криками… Но вдруг, я не могу объяснить этого, я почувствовал, что Всевышний со мной, что он меня поддерживает и не оставит. Я понял – старый халат порвался не сам по себе.

Имдан Мурния привез жену Ахмада и девятимесячного сына. Он сказал: "Не заговоришь – сын умрет". Авраам не заговорил. Сына убили у него на глазах. (По некоторым сведениям, террористы "Хизбаллы" облили ребенка нефтью и подожгли).

— Мурния, приставив пистолет к моей голове, сказал: «Ты мне надоел», — и нажал на курок. Пистолет не выстрелил – осечка. Он нажимал на курок еще несколько раз – выстрела не было. Мурния в гневе отшвырнул пистолет и уехал. Даже террористы увидели в этом знак свыше. Они поняли, что Всевышний на моей стороне. С этого дня меня перестали пытать.

…Через несколько дней ему завязали глаза, вывели из подвала, посадили в машину.

— Меня везли примерно час и выбросили на дороге. Первым человеком, которого я увидел, был мой родственник. Он привез меня домой. Родные были счастливы увидеть меня живым.

Через некоторое время семья решила перебраться в Мардж-Аюн. Этот маленький городок находился в "поясе безопасности". Контролировался израильскими военными и Армией обороны Южного Ливана. Ибрагим снова стал работать с отцом, обрабатывать землю. Но все время думал о мести.

Но Ибрагим понимал – отомстить его мучителям можно только с помощью израильтян. Тело еще продолжало болеть после пыток. Разум подсказывал – не подвергай себя еще раз смертельной опасности. Но сердце жаждало мести…

Однажды Ибрагим подошел к израильскому КПП и попросил позвать офицера разведки. Во время беседы с ним Ибрагим рассказал всё и предложил активное сотрудничество.

— Они услышали мою историю, историю человека, который, несмотря на страшные пытки никого не выдал и ничего не рассказал врагу. Военные поняли, что мне можно доверять.

Ибрагима отправили в Израиль, где он прошел интенсивный курс подготовки к выполнению специальных операций. Вернувшись в Ливан уже профессиональным агентом, Ибрагим выполнил много заданий. О большинстве из них он не может рассказать до сих пор. Он участвовал в сверхсекретных операциях вместе с бойцами спецназа Генштаба ("Сайерет маткаль"), морских коммандос ("Шайетет 13"), агентами МОСАДа и ШАБАКа. Ибрагим получал зарплату от израильской армии и считался одним из лучших агентов.

О степени доверия к Ибрагиму говорит такой факт. Однажды высокопоставленный офицер сказал ему: "Когда мы будем освобождать Рона Арада – ты пойдешь впереди отряда". К сожалению, операция по освобождению израильского штурмана, попавшего в плен к террористам, не состоялась…

После того, как были уничтожены несколько главарей террористов, произошли взрывы в их штабах и складах, похищена секретная информация, в спецслужбе "Хизбаллы" поняли – Ибрагим Ясин снова работает на израильтян.

Но на этот раз Ибрагим перехитрил террористов. Он вовремя понял, что его деятельность раскрыта и обратился к израильтянам с просьбой предоставить убежище. Немедленно за ним и его женой прислали джип, перевезли через границу в Кирьят-Шмона, затем поселили в Цфате. Там Ибрагим получил дом, пенсию. Часто бывая в Израиле, общаясь с израильтянами, Ибрагим свободно говорил на иврите.

…Жизнь началась с чистого листа. Однажды он проснулся и рассказал жене свой сон. Они входят в старинный дом. За столом сидят три раввина. Один из них, самый уважаемый, встает и приветствует их.

— В первый раз, — вспоминает Авраам, — я подумал о переходе в иудаизм, когда спасся из подвала "Хизбаллы". В Цфате мое желание стать евреем окрепло.

…Однажды, гуляя по городу, он остановился возле старинного дома, точно такой дом он видел во сне. Ахмад зашел в него. Там во главе стола сидели три раввина. Среди них — главный раввин Цфата р. Шмуэль Элиягу, с любопытством посмотрел на вошедшего.

— Я рассказал раввину свою историю. Сказал, что давно чувствую себя евреем и ничто в мире не сможет остановить меня стать им. Я прошел гиюр. Все эти годы я учусь в иешиве "Ор якар". Мое имя сегодня – Авраам Синай.

Я часто встречаюсь со школьниками, студентами. Рассказываю о своей жизни в Ливане и в Израиле. Говорю им, что главное в иудаизме – жалость и милосердие, даже во время войны и кровопролития. Сотни террористов "Хизбаллы" были взяты в плен евреями. Но ни один из них не вернулся домой в гробу. Они получили в Израиле еду, медицинскую помощь. Десятки из них, сидя в израильских тюрьмах, стали учиться и даже защитили ученые степени. И все это за счет милосердия Израиля. В этом разница между нами и ими.

Проблема Израиля, — продолжает Авраам, — в том, что люди, придерживающиеся левых взглядов, не понимают, какой мир окружает нашу страну. На территории, которые оставит Израиль, придут жестокие мусульманские убийцы, для которых резня и пытки – религия.

 * Имад Фэйез Мурния (Мугния) – (7\12-1962 – 12\02-2008). Начальник спецслужб ливанской шиитской организации "Хизбалла". Один из ее основателей. Кроме множества терактов против граждан Израиля, в которых от его рук погибло, как минимум 62 человека, он принимал участие в ряде международных террористических актов. Мурния погиб в результате взрыва в пригороде Дамаска.

Лео Вайс, он же Мухаммад Асад

РЕКОМЕНДУЕМ КНИГИ В. ХАНЕЛИСА

 "РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ". Материалы к энциклопедическому словарю), 570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий. Стоимость книги: в Израиле – 99 шек.; в Европе, США и странах СНГ – $34,99.

 "В НАШЕМ СТРАННОМ ГОРОДЕ". Сборник мистических и фантастических рассказов. Стоимость книги: в Израиле – 55 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $19,99.

 "НУ, АЛЬЦГЕЙМЕР, ПОГОДИ!". Замечания из жизни — смешные истории, байки, шутки". Стоимость книги в Израиле 49 шек.; в Европе, США и странах СНГ — $14.99.

 В цены входит пересылка.

 Для заказа обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31, Bat-Yam, Israel-59644, tel.\fax +972-3-551-39-65, e-mail – [email protected]

 

Добавить комментарий