Символ Франции, влюбленный в Израиль

0

Покинула сей бренный мир знаменитая французская актриса Франсуаза Арнуль, некогда покорившая сердце Алена Делона и других знаменитых кинофранцузов

Лилиана БЛУШТЕЙН

Фото: Wikipedia / Moshe Pridan

За полтора месяца до ухода Франсуаза Арнуль отметила круглую дату – 90 лет. К сожалению, в последнее время ее самочувствие было далеким от идеала, она больше времени проводила в больнице, нежели дома.

И вот случилось неизбежное…

Читайте в тему:

Самая сексуальная "шпионка"

* * *

Родилась Франсуаза Анетт Мария Матильда 9 июня 1931 года в Константине во французском Алжире. Ее отец – генерал артиллерии Шарль Лионель Оноре Арнуль Гош (1882–1969). Когда у юной девушки спрашивали, имеет ли она отношение к другому генералу, весьма популярному в революционной Французской Республике и некогда составлявшему конкуренцию самому Наполеону Бонапарту, Франсуаза скромно опускала глаза. Усмиритель Вандеи Луи Лазар Гош, неожиданно умерший в 29 лет, среди предков ее отца не значился, да и фамилия писалась совершенно иначе. Позднее будущая актриса узнала, что "предок по созвучию" хотя и был знаменит, симпатией пользовался далеко не у всех французов. А уж потомки аристократов его попросту ненавидели.

Ее мать Жанин Анри, выпускница факультета драматического искусства в Лионской консерватории, до замужества успела поблистать на сцене театра Селестин, где и покорила сердце генерала во время приезда того в Лион. Букеты цветов, дорогие подарки, предложение руки и сердца, и… неожиданный отказ.

Не привыкший к поражениям Шарль никак не мог понять, почему эта красавица отказалась связать с ним судьбу – ведь все складывалось просто прекрасно. Потребовав объяснений, он услышал:

— Едва вы узнаете, кто я на самом деле, тут же откажетесь от матримональных планов.

— И кто же вы? – насторожился военный, представляя себе, что дама его сердца – какая-нибудь отъявленная куртизанка.

— Я еврейка, — последовал ответ.

— И это все? – расхохотался артиллерист. – Это единственное препятствие? Если это потребуется, я и сам готов стать евреем!

Гиюр Шарлю не понадобился, да и Жанин не пришлось становиться христианкой – людьми они были светскими и происхождение не помешало им заключить брачный союз, став впоследствии родителями двух сыновей и одной дочурки.

Единственное, с чем пришлось распрощаться актрисе, так это с большой сценой. Шарля отправили в Алжир, она последовала за ним, изредка играла в любительском театре при гарнизоне и вкладывала душу в воспитание детей. Франсуазу с юных лет Жанин готовила к карьере актрисы – и, как показало будущее, преуспела в этом.

Когда в начале Второй мировой войны отца перевели на службу в Марокко, девочка записалась в танцевальный класс в Рабате, и вскоре затмила всех подруг, получив приглашение танцевать во взрослом балете — "Карнавале" Роберта Шумана под патронажем Красного Креста.

Она продолжила занятия классическим танцем и после переезда семьи в Касабланку. Здесь девочка открыла для себя кинематограф и заочно влюбилась в Гэри Купера. Могла ли она тогда мечтать не просто о встрече с ним, а о букете роз с запиской, в которой мэтр выражал восхищение красотой и талантом молодой коллеги? Впрочем, об этом чуть ниже.

Из-за того, что Марокко оказалось под контролем вишистов и на евреев начались гонения, пришлось скрывать национальность Жанин и, соответственно, детей. А когда после высадки союзных войск в ноябре 1942 года по стране прошли еврейские погромы, инспирированные вишистами и мусульманскими фанатиками, семья долгое время пребывала в страхе. Лишь с июня 1943 года, после того как к власти в Марокко пришли сторонники Шарля де Голля, положение евреев нормализовалось, был восстановлен их экономический, юридический и общественный статус, в семье Гош наступило спокойствие.

* * *

После победы Жанин поставила мужу ультиматум: гарнизонная жизнь в мусульманской стране надоела, дети должны получить хорошее образование, а потому Шарль должен выбрать – или армия, или семья.

Гош сделал выбор в пользу армии, но при этом не пожелал терять семью. Посему он предложил Жанин с семьей поселиться в городке Баньер-де-Бигор в Верхних Пиренеях, где пустовал его фамильный дом, а сам пообещал почаще приезжать. Часто не получалось: и добираться непросто, и отпуска у генерала были редкими. А жизнь в глухой провинции, пусть и курортной (побаловать себя и поправить здоровье в расположенных здесь древнеримских термах приезжали тысячи французов, в том числе столичных), была Жанин не по вкусу. Даже безумная многонациональная Касабланка, где она ощущала себя чужой, была лучше!

В итоге семья отправилась в Париж.

* * *

О, бытие в XVI округе столицы – это совсем другое дело! Здесь жизнь кипела, а не так уж далеко от дома были Триумфальная арка, дворец Шайо, дом-музей Бальзака, Булонский лес, Оранжерейный сад Отёй и множество других интересных мест. В первый же день после переезда и распаковки багажа, прихватив дочурку, Жанин прошла пешком от Триумфальной арки до арки Карузель возле Лувра через Елисейские поля и Риволи, конечно же, отведав знаменитое мороженое в парке Тюильри.

О, какой же это был чудесный день, закончившийся поездкой домой на такси! Не раз Франсуаза впоследствии вспоминала это волшебное воскресенье.

А потом начались будни – но такие милые и радостные. Франсуаза поступила в лицей Мольера, где в том числе учились дети представителей французской культурной элиты. С первых же дней ее лучшими подругами стали Ивонн Руссель и Даниэль Хейманн. Первая – сестра знаменитой актрисы Мишель Морган, вторая — дочь кинорежиссера Клода Хейманна. Они устроили небольшой домашний театр под руководством Жанин, и очень волновались, когда руководство лицея согласилось выделить им место и время для спектакля. Родители лицеистов – сплошь парижский бомонд – рукоплескали девочкам. В тот вечер дядюшка Клод предрек всей троице блистательную кинокарьеру.

Франсуаза мечтала познакомиться с Мишель Морган, которая была занята на съемках и на спектакль не пришла. И однажды – это было в 1946 году — эта мечта сбылась: Ивонн Руссель получила два места для ассистирования в ложе своей сестры Мишель Морган в Театре Империи на показе нового фильма "Пасторальная симфония" Жана Деланнуа. Это была первая встреча Франсуазы со звездой такого класса. Мишель с радостью знакомила сестру и ее подругу со знаменитостями. Однако роли им никто не предлагал, отделываясь комплиментами, да и кому тогда нужны были шестнадцатилетние актрисы?

Вскоре, уже учась в школе драматического искусства, она – не без хлопот со стороны Жанин, задействовавшей все свои связи, — получила приглашение на прослушивание в Театре Потиньера, где в тот же день подписала контракт с художественным агентством Besnard, продвигавшим молодых актеров. Появились первые театральные роли – пока второстепенные – и первые эпизодические роли в кино ("Мы поедем в Париж" и "Свидание в июле").

А однажды – уже в 1950 году, — в том же Театре Империи, где Франсуаза и Ивонн стали завсегдатаями, на них обратил внимание кинорежиссер Марк Аллегре. Точнее, ему глянулась именно Франсуаза, которую он пригласил на пробы на главную роль в новый фильм "Лавры сорваны". Но пробы так и не состоялись: помощник Аллегре, Роже Вадим (он же Вадим Племянников), уведомил девушку, что исполнительница этой роли уже утверждена.

— Наверно, это какая-то знаменитость… – пробормотала Франсуаза.

— Нет, о ней пока мало кто знает, но за ней будущее, — ответил Вадим. – Запомните это имя: Брижит Бардо.

Как оказалось, незадолго до этого юная Бардо снялась для журнала Elle, в спецвыпуске от 8 мая 1950 года. Номер журнала случайно увидел Роже Вадим. Он показал фотографии девушки Аллегре, и тот согласился пригласить её на пробы, предупредив, что у нее будут и другие претендентки. Запавший на очаровательную блондинку Роже не дал конкуренткам шанса, не допустив их до проб.

Но Франсуаза ничего не потеряла: Аллегре не смог найти финансирование для продолжения съемок фильма и тот был закрыт.

Но уже вскоре после этой неудачи она получила приглашение от Вилли Розье и сыграла Перрушу в "Опустившемся человеке" – роль фривольную, с пикантными сценами и, как отмечали критики, неподобающую столь юной девушке.

* * *

С этого момента Арнуль становится востребованной актрисой. Но слава к ней пришла после роли Нини в фильме «Французский канкан», 1954 г.), где она играла в паре со знаменитым Жаном Габеном. Ее героиня — прачка с Монмартра, ставшая звездой канкана. Образ прозрачен: прототипом была другая еврейка и тоже прачка с Монмартра, Луиза Вебер, любимая модель Анри Тулуз-Лотрека, вошедшая в историю под прозвищем Ла Гулю ("обжора", "большеротая"). Режиссеру Жану Ренуару идею фильма подсказал сам Жан Габен, лично знавший Ла Гулю и вместе с Морисом Шевалье пытавшийся вернуть ее, спившуюся, растолстевшую и опустившуюся, на сцену. Конечно, это не байопик жизни королевы канкана, и даже не произведение "по мотивам".

Читайте в тему:

Канкан от еврейской прачки

Действие фильма происходит в Париже в конце XIX века. Анри Данглар — стареющий театральный импресарио, но известный всему театральному мирку и владеющий небольшим кафе со сценой «Китайская Ширма», где показывают незамысловатые музыкальные номера. Он любит из простых девушек делать звёзд. Попутно он и соблазняет этих красавиц. Одна из таких созданных им звёзд — красотка Лола по прозвищу «Прекрасная Аббатиса», показывающая танец живота в его кафе.

Однажды Анри с приятелями оказывается на Монмартре и видит, что старый канкан ещё жив. Данглар видит ещё одну возможность — возродить этот прекрасный танец. Новым увлечением Данглара становится Нини, прекрасная прачка с Монмартра, которая встречается и помолвлена с молодым булочником. «Творец» забывает о своей прежней пассии Лоле и отдаёт все силы, для того, чтобы его прекрасная Нини вспыхнула новой звездой полузабытого канкана, а он при этом сумел бы осуществить свою давнюю мечту: возглавить популярное заведение, принимающее в своих стенах не несколько десятков клиентов, как в его кафе «Китайская Ширма», а сотни и даже тысячи, а на сцене будет танцевать «целый батальон молодых девушек, как в Гранд-Опера» привлекая более обеспеченную публику. Нини вместе с ещё несколькими десятками девушек посещает интенсивные занятия по танцам.

Несмотря на финансовые трудности и интриги его бывшей любовницы Лолы, Данглар основывает кабаре "Мулен Руж". Фильм заканчивается открытием знаменитого кабаре и финальным канканом, во время которого разрешаются основные конфликты и заканчиваются сюжетные линии.

* * *

После этого одно приглашение следовало за другим. Она очень быстро вышла в звезды первой величины. Ее фильмография обширна: Кэтлин Денвер («Любовники Тахо», 1954, по роману Жозефа Кесселя), Клотильда Браше («Незначительные люди», 1955, по мотивам романа Сержа Груссара), Франсуаза Нобле («Париж, Палас Отель», 1956), Маринетта Ардуин («Страна, откуда я родом», 1956), Софи («Кто знает…», 1956), Тереза Этьен Мюллер («Тереза Этьен», 1957, по роману Джона Книттеля), Франсуаза («Белый груз», 1957, по книге Жана Массона), член французского сопротивления Сюзанна Менессье («Кошка», 1957 и «Кошка выпускает коготки», 1959, по мотивам романа Юджени Тюшерье), Николь («Асфальт», 1958), Иветт Гранмезон («Дорога школяров», 1959, по роману Марселя Эме), Оливия («Бал шпионов», 1960, по роману Жана Брюса), Женевьева («Мёртвый сезон любви», 1960), Франсуаза («Парижанки», 1961), Матильда («Каникулы в Португалии», 1962), Люси Антонини («Ножи выхвачены», 1963), Моника («Оса», 1964, ТВ фильм, по мотивам новеллы Роже Гренье), Жозиана («Париж : сигнал тревоги», 1965, ТВ фильм, по мотивам рассказов Пьера Буало и Тома Нарсежака), Шанталь Брелюга, старшая сестра Джулии («Праздная жизнь», 1966, по одноимённому роману Раймона Кено), Изабель Дювалье («Маленький театр Жана Ренуара», 1970, ТВ фильм), Соланж де Винтер («Ван дер Волк и девушка», 1972, ТВ фильм, по новелле Николя Фрилинга), Дениза («Смерть ребёнка», 1973, ТВ фильм, по мотивам книги Шарля Эксбрайя), Кэд Уилсон («Золотоискатели», 1975, ТВ фильм, по мотивам романа Джека Лондона), тётя Маню («Безбилетный пассажир», 1975, ТВ фильм, по мотивам романа Аны Марии Матуте), Сесиль, мать Виолетты («Виолетта и Франсуа», 1976), Николь, жена Марлиса («Последняя остановка перед Руасси», 1976), мать Лизы («Бобо Жакко», 1979), мадам Венсан («Проживи мою жизнь», 1981, ТВ фильм), Элоиза («Красная трава», 1984, ТВ фильм, по роману Бориса Виана), Мадо («Дитя Франции», 1984, ТВ фильм, по книге Паскаля Севрана), мадам Лербье («Женщина-холостяк», 1988, ТВ фильм, по роману Виктора Маргерита), Августа («Увидеть слона», 1990), Дениза Мартен («Элоиза», 1990, ТВ фильм, по книге Марселя Эме), бабушка («Деревенские годы», 1991), Элизабет («Спасибо за поступок», 1999), Мари-Элен («Красивый берег», 2011).

Последний фильм с ее участием был снят в 2015 году — "Лентяй" режиссера Поля Векьяли.

* * *

У Франсуазы сложился образ "сексуальной шпионки", хотя талант ее был гораздо более многогранным. О ее романах – истинных и мнимых – сплетничали желтые издания. Ее возлюбленными называли Алена Делона, Жана-Поля Бельмондо, Робера Оссейна и других великих кинофранцузов.

А в один прекрасный день – когда состоялась премьера фильма "Кошка" – она получила букет роз от самого Гэри Купера и записку, полную восторга ее красотой и талантом. К сожалению, встреча оказалась очень короткой: той же ночью Купер покидал Париж, но несколько часов после киносеанса и торжественного приема, когда Франсуаза могла общаться с кумиром своего детства, запомнились ей навсегда.

* * *

Личная жизнь Арнуль была на самом деле не столь бурной, как это виделось журналистам. Со своим первым мужем, Жоржем Кравенном (настоящее имя Жозеф Рауль Коэн, 1914–2009), французским продюсером и журналистом, основателем кинематографической премии «Сезар», театральной «Премии Мольера» и телевизионной премии «7 d’or», она познакомилась во время промотура "Французского канкана". Разница в возрасте их не смущала – каких-то семнадцать лет. Они поженились в 1956 году, но спустя восемь лет мирно разошлись. Тогда, в 1964 году, Франсуаза познакомилась с режиссером Бернаром Полем, с которым связала свою жизнь вплоть до его кончины 5 декабря 1980 года. Бернару было тогда лишь пятьдесят лет…

Вместе с Мариной Влади Поль и Арнуль создали в 1968 году продюсерскую компанию «Франсина», которая, в частности, профинансировала три полнометражных художественных фильма Бернара Поля: «Жизнь» (1969), «Бо-маска» (1972) по Роджеру Вайланду и "Последняя остановка перед Руасси" (1977). Эти три фильма, получившие высокую оценку критиков, как известно, провалились в кинотеатрах. Сегодня подобное кино называется артхаузом.

Под влиянием Поля, которого чествовали на международном Московском кинофестивале как "прогрессивного кинорежиссера", Арнуль в 1973 и 1979 годах призывала своих поклонников голосовать за компартию. Позднее она полностью отошла от политики и в редких интервью отказывалась отвечать на вопросы о ее политических предпочтениях.

После безвременной кончины Бернара Франсуаза не связывала себя узами брака. Она полностью посвятила себя кинематографу и снималась до глубокой старости – пока позволяло здоровье. А оно, увы, как мы знаем, оказалось не железным.

* * *

Особые отношения связывали Франсуазу Арнуль с Израилем. Благодаря матери никогда не забывавшая о своем еврействе, она с радостью откликнулась на предложение приехать на премьеру "Кошки". Встречена она была на высшем уровне, ей уделил внимание премьер-министр Давид Бен-Гурион, автограф у актрисы просили министры и депутаты Кнессета, не говоря уж о простых смертных.

Еще до поездки в Израиль организаторы поинтересовались, что бы Арнуль пожелала увидеть.

— Всё, — последовал ответ. – И древнее, и новое. Мне так интересны и еврейская история, и сегодняшний день Израиля!

Ее в путешествии по стране сопровождали сотрудники канцелярии премьер-министра, включая знаменитого фотографа Моше Придана, журналисты и кинематографисты. Она внимательно слушала рассказы о том, что ей доводилось увидеть, и искренне радовалась возможности узнать, что история еврейского народа на Святой Земле – это не только библейские сюжеты. Например, ее потряс "город мертвых" Бейт-Шеарим.

Именно фотографии Придана и донесли до нас историю этой поездки актрисы на Святую Землю.

— Есть только две страны на свете, которые я люблю, — сказала она в одном из интервью. – Это моя родная Франция и Израиль. Франция – моя жизнь, мои любимые люди, моя карьера. Но в Израиле – мое сердце.

Ушла певица прекрасной печали

Добавить комментарий