Товарищ Снэ

1

Как разыгрываются партии на Ближнем Востоке

Михаил ЛОБОВИКОВ

 

Лубочные картинки мира, которые показывают нам с экранов информационной кормушки, обычно связаны с реальностью очень опосредованно. Наше советское прошлое научило нас не верить «сводкам Информбюро», но за годы жизни в Израиле эти навыки у многих атрофировались. А зря. В ближайшее время они нам очень понадобятся.

И уж если о советском прошлом – то дата 13 декабря весьма познавательна. В этот день усилиями СССР начался отсчет времени к началу Шестидневной Войны. Двумя годами ранее.

В этот день 1965 г. Исер Харэль, тогда советник премьера Леви Эшколя – а до того глава "Моссада" – встретился с одним из вождей израильских коммунистов, Моше Снэ, и в разговоре упомянул о планах израильской ядерной программы. В тот же день Снэ передал эту информацию советскому послу в Тель-Авиве.

Моше Снэ (Мойше Клайнбойм) был, очевидно, одним из наиболее удачных агентов советской разведки. Один из лидеров польских сионистов 30-х годов, он был врачом – и в рядах польской армии воевал в начале Второй Мировой войны. Затем попал в советский плен. Но будучи офицером, он избежал расстрела в Катыньском лесу – и таинственным образом бежав из плена НКВД, через Литву в 1940 году добрался до Эрец-Исраэль. Где немедленно вступил в Хагану.

Уже на следующий год – в 1941 г. – Снэ становится Главой центрального командования Хаганы! А после войны – в 1946-47 гг. он находится в Париже, возглавляя «Алию Бет» — нелегальную алию европейских евреев. По официальной версии, именно там он переходит на радикальные коммунистические позиции, и начинает поддерживать СССР… Это произошло накануне голосования в ООН по созданию Израиля.

Осенью 47-го он уходит со своего поста в знак протеста против решения Давида Бен-Гуриона уступить давлению американцев в истории с «Панами». «Паны» — два огромных корабля нелегальных репатриантов, «Пан-Йорк», и «Пан-Кресчент», которые должны были доставить более 15000 олим из Румынии в Эрец-Исраэль. Американцы требовали не допустить корабли, утверждая, что на них «перегоняют» в будущий Израиль множество советских агентов.

Бен-Гурион, не желая идти на конфликт перед голосованием в ООН, принял решение уступить и отправить корабли на Кипр. Вся деятельность «Алии Бет» приостановилась – и Снэ возвращается в страну. В следующие годы работает замглавреда газеты кибуцного движения «Аль а-мишмар». В январе 1948 г. – он один из основателей МАПАМ. Той самой, создавшей в своих кибуцах вооруженное подполье, собиравшее оружие для воссоединения с Красной Армией во время ее победоносного похода на империализм на Ближнем Востоке…

После Пражских процессов 1952 г. – когда Сталин ликвидировал всю верхушку компартии Чехословакии (в большинстве состоявшей из евреев), Снэ отказывается осудить Усатое Солнце Народов. МАПАМ раскалывается, и Снэ уходит в МАКИ – к коммунистам. И вот там-то десять лет спустя Харэль и сливает ему информацию об израильских планах на атомную бомбу.

КГБ уже давно знал об этих планах, но терялся в догадках, насколько израильтяне продвинулись. И из отчета Снэ у Советов сложилось впечатление, что программа на очень продвинутой стадии. Именно эта оценка и привела СССР к решению форсировать кризис на Ближнем Востоке и ликвидировать Израиль. Либо полностью вывести его «из игры» до того, как Израиль успеет создать свое ядерное оружие.

Так начинается раскручивание арабской агрессии, закончившееся в июне 1967 г. превентивным ударом Израиля. Принесшем нам ту важную победу и освобождение Западной Эрец-Исраэль.

Интересно, что Снэ пытался не допустить, чтобы ситуация дошла до войны. Ему принадлежит знаменитая фраза в разговоре с послом СССР Чубахиным за пару недель до войны. Снэ пытался объяснить советскому товарищу, что ситуация зашла слишком далеко. На что посол заметил:

«Товарищ Снэ, перестаньте, у вас нет разрешения от американцев атаковать Египет!»

Ответ Снэ был:

«Товарищ Чубахин, вы живете здесь достаточно долго, чтобы знать, что мы, израильтяне, иногда можем проехать на красный свет!»

Опубликованные в 2000-х годах архивы КГБ, вывезенные перебежчиком Митрохиным, упоминают Снэ как советского агента. Сам же он после Шестидневной войны занял более жесткую по отношению к СССР позицию, осуждая, в том числе, оккупацию Чехословакии. Он умер в 1972 г., и просил похоронить его по еврейскому обряду и прочитать над могилой Кадиш…

Каждый раз, глядя на экран, стоит помнить, что Режиссер многое оставил за кадром, и мы не видим всю картину… И не стоит торопиться с выводами.

КГБ В ООН

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Тем не менее, в иерусалимском Неве-Яакове есть улица Моше Снэ… Вообще, если поскрести "отцов-основателей" Государства, включая БГ…

Добавить комментарий