Файнштейн, Флекенштейн, Андропов

1

Может ли сын Евгении Флекенштейн быть антисемитом?

Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук, Нешер

 

В 1978 году здоровье Леонида Ильича Брежнева ухудшилось. И западная пресса стала всерьез обсуждать вопрос о преемственности в Кремле. Высказывалось много предположений, но Андропов в них даже не упоминался. Чаще других фигурировал фаворит Брежнева Константин Черненко. Называли Владимира Щербицкого.

25 января 1982 года умер Михаил Суслов. Освободился кабинет номер два на пятом этаже в первом подъезде основного здания ЦК КПСС. На этом этаже только два кабинета Генерального секретаря и второго человека в партии. Все ждали — кто его займет. Были разные кандидатуры. Брежнев не спешил.

Наконец, на пленуме ЦК 24 мая 1982 года Секретарем ЦК КПСС был избран Юрий Андропов, до этого 15 лет возглавлявший КГБ. Таким образом, он стал вторым человеком в партии. И его влияние резко возросло. Еще до этого в составе Политбюро образовался своеобразный триумвират — Андропов, Громыко, Устинов. Они держались вместе и от их мнения часто зависело какое решение по тому или иному вопросу примет Политбюро. Брежнев им доверял и с их мнением очень считался. Когда Андропов занял кресло номер 2, в КПСС это было воспринято многими как назначение преемника Брежнева. Однако Андропов знал, что Леонид Ильич не сделал окончательного выбора и в разное время называл своими преемниками то Черненко, то Щербицкого. А незадолго до смерти прямо сказал Щербицкому: "Я буду председателем партии, мы учредим такой пост, а генеральным секретарем станешь ты. Так что скоро займешь этот кабинет". Правда, за несколько месяцев до этого в одном из разговоров с Черненко Брежнев сказал: "Костя готовься принимать от меня дела"

Брежнев хорошо относился к Андропову, даже любил его. Ласково называл Юрой. Практически без обсуждения принимал все его поправки в тексты своих речей, начисто игнорируя замечания других коллег, в частности Кириленко. Юрий Владимирович считался интеллектуалом среди высшего партийного руководства. Перемещение Андропова из КГБ на место Суслова в Секретариате ЦК было для советских людей безошибочным знаком. Он передвинулся на второе место в партийной иерархии. Однако Юрий Владимирович знал какие обещания давались Черненко и Щербицкому и это заставляло дополнительно нервничать.

* * *

10 ноября 1982 года умер Брежнев. В тот же день триумвират с участием Н.Тихонова решил вопрос о Генеральном секретаре. Когда собралось Политбюро в полном составе, Устинов внес предложение, избрать Андропова и остальным членам высшего партийного руководства оставалось только проголосовать. Следует сказать, что Тихонов обещал Черненко продвинуть его в генсеки. Однако после беседы с Устиновым понял, что должной поддержки не получит, предпочел присоединиться к триумвирату.

Затем 12 ноября собрался Пленум ЦК КПСС. В течение трех часов центр Москвы был оцеплен войсками и милицией. Члены Центрального комитета, доставленные в Кремль в служебных автомобилях, смогли убедиться — положение полностью контролируется.

Пленум единогласно утвердил Андропова Генеральным секретарем. 6 июня 1983 года он стал еще и Председателем Президиума Верховного Совета СССР. В его руках была сконцентрирована огромная власть в стране.

Жорес Медведев в своей книге "Андропов" отмечает, что иностранные журналисты с удивлением обнаружили, что москвичи видели в Андропове нового лидера, несмотря на его "кэгэбистское" прошлое (да и теперь в России не часто вспоминают, что Путин в прошлом подполковник КГБ). А служба в этой организации воспитывает в человеке некоторые черты, которые остаются на всю жизнь. Русские не просто были готовы к переменам. Интеллектуалы говорили, что он склонен допустить их к участию в выработке решений. Евреи полагали, что он не такой антисемит как другие высокопоставленные советские руководители.

То, что Андропов не имел опыта в планировании промышленности и сельского хозяйства некоторые работники партийного и государственного аппарата считали даже благом. Он привлечет к этой работе знающих и опытных людей и наметят конкретные меры, чтобы поправить положение в экономике, которая при Брежневе находилась в бедственном положении. Многие советские люди считали, что даже на посту председателя КГБ Андропов был "тайным либералом". Он делал только то, что должен был делать на его месте любой другой.

15 месяцев власть в стране принадлежала Андропову. Для многих советских людей это было время надежд. Но они не сбылись. Каких-либо существенных изменений к лучшему не произошло. И не могло произойти.

Хорошо знавшие Андропова люди свидетельствовали, что интеллектуально он выделялся на общем сером фоне Политбюро. Был человеком творческим,

не лишенным самоиронии. В кругу доверенных людей мог позволить себе сравнительно либеральные рассуждения. В отличие от Брежнева был равнодушен к лести и роскоши, не терпел взяточничества и казнокрадства.

Однако в принципиальных вопросах придерживался жесткой консервативной позиции. Генерал КГБ Филипп Бобков вспоминал: "Он унаследовал лучшие качества революционеров старой закалки, был настоящим строителем нового общества, высокообразованным человеком, много читал и следил за литературой, любил музыку и даже писал стихи".

К сказанному генералом добавим, был ярым защитником и апологетом социализма. Верил в его преимущества перед капитализмом. Правда признавал, что обветшалое здание социализма нуждается в капитальном ремонте.

18 января 1983 года Андропов собрал совещание секретарей ЦК. Все вынули блокноты, чтобы записать указания лидера. Однако записывать особенно было нечего. Генсек повел речь о дисциплине. В получасовой речи Андропов бил в одну точку — главное теперь дисциплина. Казалось, что Андропов считает, что это панацея от всех бед.

В первые месяцы своего правления Андропов провозгласил курс, направленный на социально-экономические преобразования. Он пытался навести порядок в стране, укрепить дисциплину с помощью простейших мер. Однако все изменения свелись к административным мерам по укреплению дисциплины среди работников аппарата и на рабочих местах.

В рабочее время милиция начала проводить облавы в кинотеатрах, универмагах, и других местах скопления людей. Проводилась проверка документов с целью выявить прогульщиков. В некоторых городах в ходе облав задерживали даже школьников, которые прогуливали уроки. Затем директорам школ направлялись письма о поимке прогульщиков с указанием фамилий задержанных школьников. Эта новация не очень понравилась населению.

Помощник Андропова Александров-Агентов рассказал как-то Юрию Владимировичу свежий анекдот, что ЦК КПСС отныне превратилось в ЧК КПСС. Андропову это очень не понравилось, он нахмурился и помрачнел.

По словам Михаила Горбачева, Андропов лучше других знал обстановку в стране и чем она грозит обществу. Но полагал, как и многие: стоит взяться за кадры, наведение дисциплины, и все придет в норму. Он остро реагировал на явления идеологического характера. Однако не проявлял должного интереса и внимания причинам того, что тормозит развитие экономики. Крючков много лет работал с Андроповым. По его словам он считал себя профаном в области экономики и даже это не скрывал.

По инициативе Андропова были проведены некоторые акции по борьбе с коррупцией. Смещены министр внутренних дел Щелоков, секретарь Краснодарского крайкома Медунов и некоторые другие руководители, для которых Закон был не писан. Казну они путали с собственным кошельком. Щелоков был давним фаворитом Брежнева. Против него было начато следствие, которое не завершилось. Щелоков и его жена покончили собой. В суды были направлены десятки дел на людей, которых обвиняли в хищениях социалистической собственности. Были осуждены некоторые торговые работники за взятки и другие преступления, в том числе начальник Управления торговли Москвы Трегубов. Успели расстрелять несколько человек "за хищения в особо крупных размерах", среди которых наибольший резонанс получило дело директора Елисеевского гастронома Ю.Соколова.

Произошли некоторые кадровые изменения. Андропов перевел Г.Алиева из Баку в Москву и назначил его первым заместителем Председателя Совета Министов СССР. Из Ленинграда Г.Романов тоже перебрался в Москву. Он стал секретарем ЦК КПСС по оборонной промышленности.

При Андропове изменения произошли и в аппарате ЦК. Секретарем ЦК и заведующим экономическим отделом стал Николай Рыжков. Прежде он работал заместителем председателя Госплана, а до того директором Уралмашзавода. Первого секретаря Томского обкома Егора Лигачева перевели в Москву секретарем ЦК и заведующим отделом оргпартработы. Заведующего отделом пропаганды ЦК Е.Тяжельникова заменили на Бориса Стукалина. И еще одна важная замена. С.П.Трапезников заведовал отделом науки и учебных заведений с 1965 года. Пост этот, по словам Горбачева он занял только благодаря Брежневу, с которым работал в Молдавии. И продержался в этой должности столько лет при поддержке Леонида Ильича и Черненко, и умудрился до предела осложнить отношения между ЦК и Академией наук.

Дважды общее собрание академии проваливало его кандидатуру в члены-корреспонденты. Лишь в третий раз, в 1976 году, при сильнейшем нажиме со стороны ЦК он добился избрания. На следующих выборах, баллотируясь уже в академики, снова потерпел фиаско.

Провалы на выборах были следствием его догматизма и крайней нетерпимости. Весь его "научный багаж" — книга "На крутых поворотах истории"- это фундаментализм, пещерный сталинизм. Заведующим отделом науки и учебных заведений был назначен Вадим Медведев. Позже уже при Горбачеве он стал секретарем ЦК и членом Политбюро.

Сразу же после прихода к власти Андропов снял несколько министров и заместителя председателя Совета министров Игнатия Новикова. Новиков курировал строительство и не очень вникал в дела. При любом серьезном разговоре, стоило упомянуть о недостатках в строительстве, Новиков доверительно сообщал собеседнику:

— А ты знаешь, что я с Леонидом Ильичом Брежневым еще в школе за одной партой сидел?

Вопрос о Новикове был поставлен в связи с тем, что в Волгодонске на недавно построенном заводе "Атоммаш" вдруг началась просадка зданий и сооружений, которая показала, что при предварительных расчетах и в ходе строительства была проявлена вопиющая безответственность. А согласно решению Политбюро и правительства Новикова обязали осуществлять лично постоянный контроль за строительством этого крупнейшего предприятия.

Это дело обсуждалось на заседании Политбюро. Как всегда повели разговор в обычном стиле: надо создать комиссию, провести анализ, а уж потом принимать решение.

Андропов резко прервал дискуссию… Он сказал, что все это болтовня, безответственный разговор. И предложил немедленно снять Новикова (См.: М.Горбачев. "Жизнь и реформы". М., "Новости", 1995).

В период, когда у власти был Андропов, международная обстановка еще более обострилась.

При Андропове случился эпизод с южнокорейским Боингом в 1983 году. На борту его было 269 пассажиров. Советский летчик сбил его двумя ракетами. Он не смог отличить пассажирский лайнер от военного разведчика. Этот трагический эпизод еще более обострил международную обстановку. Андропов верил в происки империалистов и ничего не сделал и даже не пытался делать для разрядки. В итоге во внешней политике усилилась конфронтация с Западом.

В частности, многомиллиардная советская помощь, в основном безвозмездная продолжала поступать в арабские страны, на Кубу, в Северную Корею. Тысячи новейших танков, бронетранспортеров, сотни боевых самолетов, зенитных ракет, артиллерийских систем, другой боевой техники, поставленной из СССР, делали эти страны самыми милитаризованными в мире.

Дмитрий Волкогонов писал: "Никогда ни одно государство в прошлом не имело такого количества советников, говорящих на русском языке, как, например, Сирия. Мне не раз пришлось побывать в этой стране. В почти двух десятках гарнизонов — большое количество советских советников и специалистов. Огромная для небольшой по размерам страны армия".

Завязнув в сетях, самими же расставленных, втянувшись в противоборство с США и НАТО, взвалив на свои плечи бесчисленные обязательства перед своими "друзьями" во все мире, Советский Союз все больше подрывал и без того неэффективную экономику.

Политическая и экономическая система оставалась неизменной. Репрессии против инакомыслящих ожесточились.

Некоторые эксперты полагают, что Андропов мог стать русским Дэн Сяопином, провести необходимые реформы и сохранить СССР от распада. Многие политологи считают Андропова реформатором.

* * *

Георгий Корниенко, видный советский дипломат, десять лет был первым заместителем министра иностранных дел СССР. Он считает, что Андропов не остановился бы на тех первоначальных шагах по реформированию экономики, которые он успел предпринять. Логика вела бы его к углублению реформ. Андропов считал ошибочной введенную при Брежневе формулу "развитой социализм". Он в узком кругу говорил примерно так: "Какой там к черту развитой социализм, нам еще до простого социализма пахать да пахать". Корниенко пишет, что при Андропове самые далеко идущие перемены велись бы в рамках обновления социализма и его совершенствования, а никак ни демонтажа. (См.: Георгий Корниенко. "Холодная война". М., "Олма-Пресс", 2001).

И по сей день не прекращаются споры, что намеревался совершить Андропов, если бы прожил подольше и в каком направлении он бы повел страну. Многие его поклонники считают, что он бы провел серьезные реформы, при этом не разрушив Советское государство. По-видимому, у этих людей в памяти запечатлен молодой, энергичный Андропов. А на смену Брежневу пришел тяжело больной человек. Он страдал целым букетом заболеваний. Не будь он членом Политбюро, давно перевели бы на инвалидность. Но это тщательно скрывалось и даже в высшем звене советского руководства не все знали его истинного состояния.

* * *

Анатолий Черняев много лет работал в аппарате ЦК и при Брежневе и после Брежнева, хорошо знал Андропова. Он дает очень нелестную характеристику Юрию Владимировичу. Черняев отмечает, что его ведомство — КГБ постоянно подпитывало антисемитизм. Андропов руководил пропагандистской травлей Сахарова и Солженицына, как и многих других. При нем была создана всепроникающая система слежки за населением и набрана бесчисленная армия платных сексотов во всех сферах. Ему в первую очередь обязаны Афганистаном. Он подбрасывал разведданные о замыслах империализма и тем самым помогал тому, чтобы страна все глубже увязала в истощающей гонке вооружений.

Черняев пишет: "Ничего выдающегося Андропов не сделал и не предложил, кроме борьбы за дисциплину и большей критики в газетах. Нелепо считать Андропова реформатором. Он лишь хотел исправить систему с помощью организационно-административных мер. Дело безнадежное. Просто всем хотелось, чтобы Андропов стал человеком, который спасет Россию…".

Нельзя не сказать и о том, что политика антисемитизма под видом критики сионизма и Израиля приобрела еще больший размах. Едва заняв кабинет вождя, Андропов уже 1 декабря 1982 года завизировал документ об обсуждении на "самом верху" вопроса "О привлечении советских граждан еврейской национальности к активному участию в контрсионистской пропаганде". В пояснительной записке говорилось, что известные люди еврейской национальности воздерживаются, за редким исключением, от публичной оценки сионизма". Решили создать соответствующую группу под эгидой КГБ. (См.: Д.Волкогонов. "Семь вождей". М., "Новости", 1999).

Чекист в генсеке жил постоянно. Годы работы в КГБ не пошли ему на пользу. Валентин Фалин, бывший секретарь ЦК (при Горбачеве) пишет, что "вращаясь в замкнутом, отрицательно заряженном пространстве, Андропов сильно менялся сам".

Когда Юрий Владимирович пришел к власти, то чаще всего посетителями его кабинета были руководители КГБ и других спецслужб. В них он видел свою главную опору. Да и теперь в современной России. На кого Путин опирается в первую очередь? На партию "Единая Россия"? На Народный фронт? Нет. На спецслужбы. Они главная опора президента России. Родному КГБ Юрий Владимирович доверял. Характерен такой эпизод.

Николай Егорычев, бывший первый секретарь Московского горкома, потом посол в Дании, когда Андропов стал руководителем страны, написал ему личное письмо:

"Юрий Владимирович, на Западе большой интерес к вашей персоне. Все видят, как Вы начали руководить страной. Но на Западе принято оценивать не только политику, но и личные качества. Я могу прислать хорошего журналиста, социал-демократа, порядочного человека. Он Вас снимет где-нибудь на даче или дома (не на службе) и это пойдет по всему миру. Вас узнают как человека".

Андропов ответил личной шифрограммой. "Благодарю тебя, Николай, за это предложение, но не могу сейчас им воспользоваться. Может быть, попозже".

Андропов послал в посольство в Дании резидента из Финляндии, человека очень доверенного. Он приехал, доложился, что по делам службы. Ходит день, другой, третий. Егорычев его прямо спросил:

— Чего ты приехал?

Он ответил:

— Юрий Владимирович послал посмотреть как у вас тут дела.

— Ну и что ты напишешь?

Резидент рассмеялся:

— Если бы я собирался плохо писать, разве я сказал бы зачем приехал.

Физическая слабость и постоянные боли — неудачный фон для реформаторской деятельности. К тому же какой-либо программы преобразований в стране, продуманных планов на перспективу у Андропова не было. А на разработку программы не хватило бы ни сил, ни времени. В итоге все свелось к довольно наивным представлениям о порядке и дисциплине как главных факторах преобразований в советском обществе.

Георгий Шахназаров однажды завел разговор с Андроповым о том, что военные расходы очень велики, стране трудно. Андропов на это ответил: "Ты прав, нам трудно. Но мы еще по-настоящему не раскрыли и сотой доли тех резервов, какие есть в социалистическом строе. Много у нас безобразий, пьянства, воровства. Вот за все это взяться и я тебя уверяю — силенок у нас хватит".

А ведь положение в стране было очень тяжелое. Дело дошло до того, что в ряде областей ввели талоны на продукты. Сама жизнь требовала реформ. (См.: Леонид Млечин. "Председатели КГБ". М., Центрполиграф, 1999).

* * *

В июле-августе 1983 года здоровье генсека продолжало ухудшаться. Большую часть времени он работал в загородном доме, часто не вставая с постели. Когда в Москву прибыл канцлер ФРГ Гельмут Коль, он приехал в Кремль, но из машины смог выйти только с помощью телохранителей. Врачи советовали ему беречься — даже маленькая простуда могла повлечь серьезные последствия.

1 сентября 1983 года Андропов вел последнее в своей жизни заседание Политбюро. Чувствовал себя плохо, да и выглядел неважно. В то время жил уже на искусственной почке. Говорил тихо, часто запинался. В тот же день улетел в отпуск в Крым. На отдыхе старался больше бывать на воздухе. Поехал прогуляться в лес. Там сел на гранитную скамейку в тени деревьев. По словам главного кремлевского врача Евгения Чазова "как он сам нам сказал позднее, почувствовал озноб, почувствовал, как промерз и попросил, чтобы ему дали теплую верхнюю одежду. На второй день у него развилась флегмона". Немедленно был отправлен в Москву. Помещен в Центральную клиническую больницу. Продолжал руководить страной, находясь в больничной палате. В свой служебный кабинет уже не вернулся. Думал даже подать в отставку по состоянию здоровья. Как-то позвонил Николаю Рыжкову, тогда секретарю ЦК: "Николай Иванович, если я уйду на пенсию, какое материальное обеспечение вы мне сохраните?". Рыжков растерялся и не знал что ответить. "Вы там подумайте о том, что я сказал", — закончил разговор Андропов". (См.: Николай Зенькович. "Элита. Самые закрытые люди". М., Олма-Пресс, 2004).

Вся короткая деятельность Андропова в качестве лидера СССР и КПСС самым трагическим образом осложнилась быстро прогрессирующей болезнью. Следует сказать, что Юрий Владимирович был человеком сильной воли, не терял самообладания. Будучи тяжело больным, продолжал работать и руководить страной, находясь на больничной койке. Но болезнь наступала. Последние несколько дней перед кончиной не приходил в сознание. Смерть наступила из-за отказа обеих почек. Речь на его похоронах произнес новый Генеральный секретарь Константин Черненко.

* * *

В современной России у некоторых граждан короткая эпоха правления Андропова вызывает поддержку. Он казался во многих отношениях лучше Брежнева. Впервые после многих лет победных реляций он открыто заговорил о трудностях, которые переживает страна. На людях появлялся с единственной Золотой Звездой, и по сравнению с увешанным с головы до ног наградами Брежневым это казалось большой скромностью. Эти люди считают, что после Сталина это был единственный правитель, который мог навести в стране порядок. К сожалению, история отпустила ему всего 15 месяцев. Многим молодых людей фамилия Андропов уже ничего не говорит, они о нем даже не слышали.

Появились в России и "специалисты по расовому вопросу". Они долго изучали генеалогию Андропова и утверждают, что он появился на свет в еврейской семье. Отца его якобы звали Велвл Либерман, а мать Геня (Евгения) Файнштейн. Насчет отца это придуманная и ничем не подтвержденная байка. А мать его действительно Евгения Карловна, но только не Файнштейн, а Флекенштейн, и по поводу ее национальности до сих пор историки не пришли к единому мнению. Сам Андропов уверял, что она была приёмной дочерью уроженцев Финляндии — торговца часами и ювелирными изделиями Карла Францевича и Евдокии Михайловны Флекенштейнов. Но, как известно, уроженцами страны Суоми вполне могли быть и евреи, что однажды Юрий Владимирович признал сам.

Евгения Карловна Флекенштейн
Евгения Карловна Флекенштейн

Обратите внимание на фрагмент из автобиографии Юрия Андропова от 10 января 1939 года, когда его обвинили в том, что он наводит туман по поводу своего социального происхождения. Журнал "Итоги" процитировал этот совершенно секретный документ:

"Мать моя младенцем была взята в семью Флекенштейн. Сам Флекенштейн был часовой мастер. Имел часовую мастерскую. В 1915 году во время еврейского погрома мастерская его была разгромлена, а сам он умер в 1915 году. Жена Флекенштейна жила и работала в Москве. Прав избирательных не лишалась. Родная мать моей матери была горничной в Москве. Происходила из Рязани".

Была ли мать Андропова еврейкой по крови или только воспитывалась в еврейской семье? Имеет ли это значение сегодня? Даже наличие еврейской крови никак не отменяет того, что их потомок мог стать воинствующим юдофобом. Или антисемитом сообразно обстоятельствам.

Еженедельник "Секрет" (velelens.livejournal.com)

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. "Репрессии против инакомыслящих ожесточились… Репрессии против инакомыслящих ожесточились…Едва заняв кабинет вождя, Андропов уже 1 декабря 1982 года завизировал документ об обсуждении на “самом верху” вопроса “О привлечении советских граждан еврейской национальности к активному участию в контрсионистской пропаганде”. В пояснительной записке говорилось, что известные люди еврейской национальности воздерживаются, за редким исключением, от публичной оценки сионизма”. Решили создать соответствующую группу под эгидой КГБ. (См.: Д.Волкогонов. “Семь вождей”. М., “Новости”, 1999)."

    В 67-м, когда Андропов звнял пост председателя КГБ, эта организация (сравнительно с 30-началом 50-х гг) была практически полностью разгромлена в результате "хрущевской оттепели" и превентивной ликвидации нескольких ее антигосударственных путчей. Андропов пришел, по сути, на пустое место. Политические спецслужбы были в руках армии и использовались за границей. Для расширения поля деятельности своей организации, к чему стремится любой нормальный руководитель, Андропов учел опыт "народных" движений конца 60-х в чужой Франции и "нашей" Чехословакии. После насильственного возврашения последней в лагерное стойло, Андропов провел программу "управляемого инакомыслия". Советское диссидентство в массе своей обязано происхождением и существованием именно Ю.В.

    Деятельность подавляющего большинства диссидентов, знали они об этом или нет манипулировалась КГБ и шла под их строгим надзором. И потому неудивительно, когда сегодня бывшие диссиденты, всемирно рвавшие на груди тельняшку с требованием выпустить их из СССР, превратились в лучших друзей и проводников позиции путинского режима и той самой бандитской и перманентно юдофобской страны — России.

Добавить комментарий