Шула ПРИМАК | Преддорожное

0

Ода Тель-Авиву от бывшей москвички

 

Тель-Авив — идеальный город для людей с нарциссическим складом личности. Я вот, например, нарцисс. Да и кто из нас нет, на самом деле? Все мы грешны некоторой долей самолюбования и завышенной потребностью в комфорте, да?

Именно для нас тут рай. Всё в Тель-Авиве построено и придумано так, чтобы хрупкий самовлюбованый цветочек цвел и расцветал.

Вот тебе сто тысяч витрин, говорит Тель-Авив, смотри на свое отражение, красотка. Вздыхай от восхищения, любуйся собой в интерьере большого города.

Вот тебе, деточка, климат, тёплый и влажный, к которому ты привыкла ещё до рождения. Носи лёгкое, не мучь себя куртками и каблуками. Надевай светлое, летящее и натуральное. Дыши всем телом, лови вечерний бриз нагретой кожей, распущенными волосами.

Сходи к морю. Станцуй, обжигая ступни, на раскаленном песке по дороге к волнам. Почувствуй жаркие поцелуи вечернего солнца. Обожги солёные губы ледяным пивом. Удивись краскам заката, пылающего над тёмно изумрудным горизонтом. Тебе хорошо? Тебе нравится?

— Ты поела? — спрашивает Тель-Авив, и немедленно через каждых сто метров выставляет на тротуар столики под зонтами. — Поешь! Какую еду ты любишь? Выбери вино. Попробуй смузи. Хочешь шейк из фруктов со льдом? Шейк полезный, тебе нужны витамины, лапочка. Я добавлю сельдерея к яблоку и киви, тебе понравится.

Тель-Авив безопасен и заботлив, как дом твоего детства. Тебе покажут дорогу, придержат дверь, принесут воды. Хочешь погладить котика? Котик терпеливо даст погладить обрезанное муниципальным ветеринаром ушко и снова вернётся дремать в тень.

Смотри, какая собачка! Пёс любого размера и сорта прибежит, виляя хвостом и с удовольствием лизнет тебя в нос или руку. Хозяин собаки будет дружелюбно улыбаться, пока ты играешь с его питомцем. А может расскажет забавную историю, если ты спросишь.

Тель-Авив говорит комплименты. Хвалит твои ноги. Или голос. Или манеру курить. Улыбается восхищённо. Смотрит в глаза. Предлагает кофе. Зовёт на открытия выставок и премьеры. Флиртует. Смешит. Пишет идиотские трогательные записки. В тель-авивском воздухе витает предчувствие счастья.

Разумеется, я обожаю Тель-Авив, и себя в Тель-Авиве, и то, что Тель-Авив даёт мне почувствовать себя обожаемой.

Нарциссы — народ несложный. Хвали меня и восхваляем будешь — вот и весь секрет.

А Москва? А что Москва? В январе её занесло снегом и больше мы не виделись. Разлука понемногу распустила нити, которыми я была когда-то намертво пришита к ней. Ослабли связи. Стало меньше общих дел. Он даже перестал мне сниться, этот никогда не спящий город с ледяным сердцем и зелёными глазами. Стало казаться, что всё. Что могу без него. Что справляюсь. Что разлюбила навсегда.

Но что то мне подсказывает, что как только я вдохну этой ночью московский воздух, пахнущий дождём, дымом и холодной сталью, станет понятно, что я по прежнему в него влюблена. Конечно, влюблена. Потому что нормальный нарцисс кроме Тель-Авива может любить только Москву. Без вариантов.

Слава ШИФРИН | И на груди его светилась медаль за город Карфаген

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий