Алигьери и евреи

0

700 лет назад умер великий поэт и философ

Борис ЯКУБОВИЧ

 

О времени первых еврейских поселений на Апеннинском полуострове существует достаточно широкий разброс мнений, но то обстоятельство, что появление евреев в Италии имело место еще задолго до новой эры, на сегодняшний день сомнению не подлежит.

Римская империя, в зависимости от политической обстановки, то привечала блудных сынов Израиля, то жестоко преследовала их.

Нельзя сказать, что положение евреев в стране заметно ухудшилось после принятия христианства. Скорее, оно осложнилось, поскольку, как и прежде, очень многое зависело от личных взглядов и предпочтений того или иного монарха.

После распада Римской империи итальянские города заметно опустели, резко сократилось производство. Соответственно, пришла в упадок и торговля. Вокруг заманчивого итальянского пирога постоянно сталкивались интересы многих, жаждущих урвать кусок пожирнее, — от вестготов и лангобардов до франков, арабов, а позднее и германских королей. Сама Италия представляла собой к X–XIII векам новой эры пестрый конгломерат различных, подчас враждебных друг другу государственных образований, которыми могли являться как отдельные города, так и целые области.

Независимость подобного государства обеспечивалась не только военной мощью, но и экономическими возможностями, учитывая тесную взаимосвязь этих составляющих. Раздробленность итальянской территории на множество политических организмов, управляемых собственными законами, не дает возможности составить мало-мальски цельную картину не только положения евреев в Италии, но и вообще каких-то единых тенденций общественной жизни.

К XII веку в ряде городов Италии, таких как Милан, Пиза, Лукка, Флоренция и других, сложились крупные корпорации ремесленников и торговцев, именуемые цехами. Единственной объединяющей духовной силой для расколотой Италии, пусть и условно, могла считаться папская курия. Во всяком случае позиция римских понтификов касательно евреев во многом определяла и общественное отношение к ним. В соответствии с каноническими установлениями церкви, христианам запрещалось ссужать деньги под проценты, и, таким образом, городская магистратура вынуждена была отдавать банки в аренду евреям. Соответственно, банками стали финансироваться как политические партии, так и цеховые объединения.

Несмотря на то, что первые сведения о еврейской общине Флоренции относятся лишь к началу XV века, известно, что в описываемый период флорентийские банки имели настолько большой вес в Италии, что один из пап с уважительной иронией назвал их квинтэссенцией мира.

Читайте в тему:

Под небом голубым есть город золотой…

НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

Половиной своей земной жизни великий поэт считает 35-летие, которого он достиг в 1300 году, открывая широко известными нам сейчас строками одно из самых прославленных произведений литературы, когда-либо созданных человеком.

Данте Алигьери родился во Флоренции в мае 1265 года. Его отец, землевладелец среднего достатка, умер, когда Данте еще не исполнилось и 18 лет. Осиротевшему юноше вместе со своим сводным братом Франческо пришлось жить на оставшиеся после смерти отца весьма скудные средства. Тем не менее он получил приличное образование в одной из так называемых коммунальных школ Флоренции, а затем еще несколько лет проучился в высшей школе в Болонье. В стенах этого заведения юноша не только овладел основами юридического права, но и сделал первые серьезные шаги на поэтическом поприще. Сказать точнее, первые яркие поэтические настроения у Данте возникли в детстве, когда девятилетним мальчиком он встретил на пороге церкви очаровательную девочку Беатриче — дочь богатого флорентийца Портинари. С момента той удивительной встречи, волшебно преобразившей для Данте весь окружающий мир, в его сознании стали формироваться поэтические образы, которые постепенно овладеют всем его существом, плавно перетекая во вдохновенные строки поэм. Завершив учебу в Болонье, юный Алигьери вернулся во Флоренцию. Хотя он и не искал личных встреч с Беатриче, ограничиваясь мысленными беседами с возлюбленной, все стихи по-прежнему посвящались только ей.

Через некоторое время его платоническая любовь вышла замуж за богатого синьора, а в 1290 году, не достигнув и 25 лет, неожиданно умерла. Теперь из земного ангела она стала для убитого горем Данте ангелом небесным. Эта ужасная трагедия, унесшая совсем еще молодую жизнь Беатриче, послужила для него мощным стимулом для создания первого крупного произведения — «Новой жизни», целиком посвященного его несчастной возлюбленной. Согласно одной из современных формулировок, это творение можно назвать поэзией личного переживания любви и смерти, приобретающего всечеловеческое звучание.

В 1295 году Данте женился на Джемме Донати, от брака с которой на свет появятся четверо детей: три сына и дочь. В том же году поэт, видимо, тяготившийся семейной жизнью без любви, начал свой политический путь, принесший ему в конечном счете одни лишь страдания. В те годы религиозная жизнь Флоренции ориентировалась скорее на стихийные процессы, нежели на настоятельные рекомендации папской курии. Духовное пространство этого вольнолюбивого города было наполнено не только доминирующим мировоззрением католического учения, но и реминисценциями иных религиозных направлений, в том числе иудаизма и ислама. Умы многих мыслящих флорентийцев занимали вопросы, связанные с соблюдением права личности на собственное толкование религиозных истин, независимое от церковной идеологии.

Почти во всех итальянских городах население разделилось на две враждующие партии: гибеллинов — сторонников сильной государственной власти, которую для них олицетворяли германские императоры, и гвельфов, предпочитающих поддержку института римских пап. Во Флоренции идеи гибеллинов не получили широкого распространения, зато гвельфы, которые, казалось бы, должные были представлять монолитную силу, раскололись на так называемых белых и черных. Данте, страстно желая видеть Италию единой, но в то же время независимой, примкнул к белым — противникам папской власти и поборникам сильного светского государства. Данте, на тот момент входивший в состав приората — высшего органа городского управления, пытался активно защищать принципы флорентийской конституции и, сам того не желая, был вынужден принять участие в настоящих сражениях, инспирированных вождями противоборствующих сторон.

Благодаря усилиям папы Бонифация VIII, опиравшегося на помощь французских войск, черные гвельфы взяли верх и изгнали из города своих противников, отобрав их имущества и разрушив дома. Таким вот драматическим образом совершенно неожиданно для себя Данте пришлось расстаться с родной Флоренцией, которую он так горячо любил.

Начинаются бесконечные скитания Данте по Италии, в которых протекает вся его дальнейшая жизнь. Алигьери безостановочно путешествует в поисках покровителей и политических союзников, одновременно много и напряженно работает, утверждая свое законное место в итальянской литературе и философии. На короткий период Данте удается даже побывать в Париже, где как раз в это время начинался судебный процесс над орденом тамплиеров.

Представляется совсем не случайным, что именно в 1307 году у поэта возникает замысел главного творения всей его жизни — «Божественной комедии». Для того чтобы понять, каким образом связаны эти два обстоятельства, стоит напомнить, что духовно-рыцарский орден тамплиеров официально называл себя «Бедные рыцари Христа и Храма Соломона». Несмотря на сугубо подвижнические, христианские декларации своей деятельности, интересы тамплиеров распространялись на широчайший круг вопросов, начиная с таинственной судьбы главной иудейской святыни — Ковчега Завета и заканчивая поиском идеальной модели мироздания. Их идейным наставником являлся небезызвестный бургундский аббат, один из организаторов второго крестового похода, канонизированный впоследствии католической церковью Бернар Клервосский. В своем послании, адресованном новому духовному ордену, названному им детьми Сиона, Бернар Клервосскии писал своим «детям», базировавшимся в Иерусалиме: «Восстань, город Великого царя, где столько удивительных чудес свершилось!.. Восстань, Земля обетованная, дарующая пищу и спасение всему миру!» Этот идеолог тамплиеров, часто называемый современными историками мракобесом, защищая гонимых евреев, учил свою паству: «Там, где евреев нет, появляются ростовщики-христиане, которые ведут себя гораздо хуже евреев».

Изучая обстоятельства дела тамплиеров и роль Бернара Клервосского в начальной деятельности ордена, Данте выстраивал для себя мировоззренческую основу будущего произведения, которой в дальнейшем придерживался неукоснительно, а восторженное преклонение перед бургундским аббатом поэт сохранит до конца своих дней. В заключительной части «Божественной комедии», пребывании в Эмпирее — обители Бога, Данте описывает свою встречу со святым Бернаром: «Так я взирал на рвение святое того, кто, окруженный миром зла, жил, созерцая, в неземном покое!»

В 1310 году новый германский император Генрих VII ввел войска в северную Италию. Всемерно ратуя за независимость Италии, Данте тем не менее с воодушевлением встретил это известие, надеясь на осуществление своей давней мечты об объединении страны и возрождении великой Римской империи. Однако германская армия терпит неудачу, что означает крах его чаяний, а также надежд на скорое возвращение во Флоренцию. Подавленный поэт продолжает кочевать по стране и однажды при дворе князя делла Скала в Вероне, с которым беглого флорентийца связывала глубокая и искренняя дружба, встречает человека, оказавшего заметное влияние на формирование его мировоззрения. Этим человеком был выдающийся еврейский поэт Иммануил бен Соломон, получивший прозвище Римский. Новый знакомый Данте являлся удивительной личностью, обладавшей поистине энциклопедическими познаниями. Достаточно сказать, что в круг его интересов помимо литературы входили медицина, математика и астрономия, а кроме того он обладал блестящими знаниями древнегреческой и современной ему арабской философии. Своими полными сатирического блеска и отточенного изящества сонетами Иммануил Римский успел снискать в Италии большую известность. В римской еврейской общине он занимал ответственный пост представителя по связям со светскими властями вечного города. Иммануил Римский был одной из самых интересных и оригинальных фигур средневекового еврейства. Совместив в своем творчестве лучшие идеи мировых культур, он постоянно отстаивал идею усовершенствования человека, приближения простого смертного к познанию божественных истоков мироздания. «Чем выше поднимается человек по лестнице знания, — писал он, — тем больше приближается он к Богу».

Идеи Иммануила Римского оказали очень глубокое воздействие на Данте который в этот период продолжал активно работать над «Божественной комедией». Последние годы жизни изгнанник провел в Равенне, некогда бывшей резиденцией римских императоров, торопясь завершить свое великое творение.

14 сентября 1321 года Данте Алигьери скончался.

ДАНТОВСКАЯ КАРТИНА МИРА

Если каноническое богословие дает очень скупые, подчас размытые представления о принципах устройства мира, то в «Божественной комедии» мы встречаем не только яркое описание, но и законченную философскую концепцию мироздания. В соответствии с тремя мистическими этапами своего путешествия: «Ад», «Чистилище», «Рай» — Данте возлагает на себя ответственнейшую миссию пророка и обличителя зла. Данте можно назвать первым и единственным художником, кто ощутил, что духовный мир есть нечто большее, чем многослойные идеи, составляющие его.

Исходя из этого, Данте смело принимает на себя пугающе возвышенную функцию судьи времени и на основании подобной надмирной позиции выводит умопомрачительную по своей таинственной красоте формулу бытия. Человеческая личность, с точки зрения поэта, — это иррациональное, но вместе с тем доступное пониманию богоподобие человека, воплощенное в триаде: свобода, любовь, творчество.

Пушкин полагал, что даже одним своим замыслом «Божественная комедия» является гениальным произведением. Ее жанр — это проникновение в сакральные тайны потустороннего мира, а изображение представляет собой реалистическую, научную картину описания природы, различных биологических процессов, движения стихий. Данте и сам утверждал, что на его произведении лежит благословение земли и неба. Благословение неба в его поэтическом самосознании выразилось в сошедшем на него наитии, позволившем возвысившимся разумом осознать, с одной стороны, всю греховность и зломыслие, а с другой — тягу к божественному покровительству этой наивной, несовершенной твари, именуемой человеком.

Каким же образом и опираясь на какие тончайшие пласты подсознания выстраивал автор свою громоздкую, но вместе с тем поразительно стройную концепцию мироздания? Гениальное поэтическое воображение Данте позволило ему гармонично соединить в потрясающем сюжете учения и мистические идеи народов, исповедующих монотеистическую форму сознания, путем блуждания в потусторонних сферах мистического Зазеркалья. Во вдохновенно воссозданных Данте картинах, изображающих круги ада или небесные сферы рая, имеют место аллюзии мусульманской мифологии и иудейского каббалистического учения. Семь небес, сотворенных Аллахом, освещенных светильником — Солнцем, несомненно подсказали поэту структуру девяти небесных сфер, увенчанных пламенной райской розой, а каббалистическое древо мира, состоящее из десяти оболочек-сефирот, во многом соответствует дантовской формуле мироздания. Иерархия небесных сфер — это библейское древо жизни, питающееся соками божественной энергии. Знаковые персоналии ветхозаветной традиции являются путеводными звездами в обозначенном Данте мировом пространстве: Рахиль, представляющая собой прообраз Беатриче, символизирует созерцательную жизнь, Лия является символом жизни деятельной, Соломон — понятный символ мудрости, а Моисей — вождь народа, вкушающего манну небесную, сопоставляется с первотворением Создателя — Адамом.

Гениальному перу Данте принадлежит много произведений, но бессмертная «Божественная комедия», безусловно, является главным из них. Его творчество, весь строй его чувств и мыслей, несмотря на силу средневековой инерции мышления, явились непосредственным кануном и провозвестием эпохи Возрождения.

Через много столетий Флоренция вспомнит о своем великом сыне и установит ему памятник из белого мрамора, символизирующего бессмертие в веках.

 «Еврейское слово» \ "Лехаим"

Роковая страсть фра Джироламо

Добавить комментарий