Софи РОН-МОРИЯ | Лотки и площади

0

Уличные художники, продавцы мороженого и — да, и лотки с тфиллин, — не ставят своей целью изменить и перекроить общественное пространство согласно не принятым в нем прежде нормам

 

Мне не мешают лотки с тфиллин на улицах наших городов. И в аэропорту. И на народных гуляниях, ну, в местах большого скопления народа. И, будь я жительницей Тель-Авива, я выступала бы против решения Рона Хульдаи. Для меня лотки с тфиллин — интегральная часть старой любимой израильской мозаики.
Должна признать: я, вообще, тепло отношусь к ХАБАДу. Первые религиозные евреи, которых я встретила в свои шестнадцать, были хабадниками. И я всегда была благодарна за то, что в любом уголке планеты — хоть в Китае, хоть на Гавайских островах — еврей, если ему это важно, не останется без кошерной пищи. И спасибо за это — ХАБАДу.
Поэтому мне особенно жаль, что хабадники в последнее время по каким-то своим причинам упорно принялись доказывать, что они святее римского папы, то есть не менее упертые, чем фанатики из Бейт Шемеша. В частности, решили приучить Тель-Авив к мероприятиям с гендерным разделениям. Будь то на центральной площади города или в центральной аудитории тель-авивского университета. И таким образом открыли ящик Пандоры. Потому что действия вызывают противодействия.

Есть огромная принципиальная разница между лотками с тфиллин и гендерной сегрегацией на городских площадях — пусть даже на один отдельно взятый вечер. Тфиллин — дело добровольное. Предлагают пара улыбчивых хабадников прохожим их надеть — те могут надеть, а могут пройти мимо.

Точно так же они могут пройти мимо предлагающих и рекламирующих любой товар. Мороженое, сахарную вату, фалафель, бижутерию. Могут пройти мимо расположившегося на улице художника. А могут остановиться, посидеть четверть часа и получить на память портрет или забавный шарж. Уличные художники, продавцы мороженого и — да, и лотки с тфиллин, — не ставят своей целью изменить и перекроить общественное пространство согласно не принятым в нем прежде нормам.
А вот перегородки посреди городской площади «мужчины налево, женщины направо» — общественное пространство меняют.

И это выбор, который стоит сегодня перед израильским обществом.
Либо сохранить общественное пространство прежним, открытым и доступным для всех. Чтобы на площадях и в городских парках по-прежнему хабадники предлагали бы желающим надеть тфиллин, а мимо все так же фланировали бы девушки в мини юбках, чтобы кого-то приглашали дополнить миньян, а рядом на набережной в кафе предлагали бы морепродукты, чтобы в дни ярмарки могла выступить певица и чтобы в том же Тель-Авиве (как это и происходит в последние годы) открывались все больше ресторанчиков и кафе с удостоверениями о кашруте, просто потому, что — есть спрос.

Либо — разделить общественное пространство на сегменты. На гетто. Чтобы в одном городе — дресс-код и раздельные часы в супермаркетах. А в другом — только рестораны с морепродуктами и никогда, ни на одной улице вам не попадется лоток с тфиллин.
Нам выбирать. Нет, не на выборах в Кнессет. А по жизни.

Автор — адвокат, специалист по семейному праву

Молитвы рыжего Мотеле

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий