Обретение себя

0

Как снимался мини-сериал «Неортодоксальная»

Сергей ГАВРИЛОВ

 

Начало карантинных мероприятий почти совпало с запланированной датой премьеры немецкого мини-сериала из четырех частей «Unorthodox» («Неортодоксальная»). Публика, отлученная от мест реализации свободного времени, бросилась на сервисы потокового вещания вроде Netflix, для которого и был снят фильм. Причем смотрели его настолько охотно, что он сразу вошел в десятку самых популярных нетфликсовских картин.

Главная героиня сериала Эстер-Эсти (Шира Хаас) жила среди сатмарских хасидов в нью-йоркском районе Уильямсберг. Ее отец – алкоголик, позор общины. Мать, которую вынудили оставить дочь, уехала в Берлин, где ведет обычную, светскую жизнь. Эсти воспитана бабушкой, пережившей Холокост. Девушка с детства чувствовала, что отличается от всех окружающих хотя бы из-за того, что росла без матери. Она склонна к музыке и находит способ учиться играть на фортепиано, но никто в ее окружении не поощряет эти занятия. Родственники выдают ее замуж за Якова-Янки Шапиро (Амит Рахав), довольно инфантильного молодого человека, для которого главный авторитет – его мать. Эсти чувствует себя несчастливой в браке, долго не может забеременеть, к ней приставляют женщину, посвящающую ее в тонкости семейных отношений. И когда Эсти готова сказать мужу, что у них наконец-то будет ребенок, он не дает ей сообщить новость и раздраженно говорит о возможном разводе. Тогда при помощи своей учительницы музыки Эсти бежит в Берлин. Весь ее багаж – одежда на ней. В столице Германии она знакомится со студентом консерватории Робертом и компанией его соучеников. Эсти учится наслаждаться свободой и мечтает начать новую жизнь. Но ее муж Яков вместе с кузеном Мойшей (Джеф Уилбуш) отправляется в Берлин, стремясь найти свою жену и вернуть ее.

ПУТЬ ОБЩИНЫ И СВОЙ ПУТЬ

Сериал снят по мотивам вышедших в 2012 г. мемуаров Деборы Фельдман «Неортодоксальная: скандальный отказ от моих хасидских корней», повествующих о том, как она перечеркнула свое ультраортодоксальное воспитание. Мемуары Фельдман – это сложная история с большим количеством взлетов и падений духа. Она оставила своего мужа и общину сатмарских хасидов, несколько лет обитала в окрестностях Нью-Йорка, изучая литературу в колледже Сары Лоуренс. В этот период Фельдман пыталась реанимировать свой брак, но когда это не сработало, то вместе с маленьким сыном уехала в Германию.

Дебора Фельдман — автор автобиографической книги «Неортодокс: скандальный отказ от моих хасидских корней», на основе которой снят сериал. Фото: Wikipedia / Amrei-Marie

Сатмарские хасиды являются потомками жителей небольшого городка Сату-Маре (до 1925-го назывался Сатмар и одно время входил в состав Венгрии), почти полностью уничтоженных во время Холокоста.

Фельдман поясняет:

«Община основана людьми, боровшимися с самой тяжелой душевной травмой, которую вы только можете себе представить. Она является движущей силой не только для первого, но даже для второго поколения».

Эта травма сформировала взгляды на жизнь сатмарских хасидов. Из-за исключительно строгих правил общины многие члены очень отдалены от внешнего мира.

«Неортодоксальная» – это первый германский сериал, в котором очень часто звучит идиш. И это первый германский сериал о еврейской жизни, созданный немецкими евреями. Режиссер сериала – Мария Шрадер. Она до сих пор с успехом снимается как актриса. Среди ее актерских работ роли в фильмах «Эме и Ягуар», «Розенштрассе», «В темноте» и сериалах «Германия 83», «Германия 86». Как режиссер Шрадер дебютировала в 2007-м, сняв ленту «Жизнь во время любви» по роману израильской писательницы Цруи Шалев. В 2016-м появилась вторая режиссерская работа Марии – картина «Стефан Цвейг» о жизни известного писателя в изгнании.

Предпосылки появления «Неортодоксальной» были такими. Шрадер сыграла одну из главных ролей в сериалах «Германия 83» и «Германия 86», автором сценария которых была Анна Вингер. Шрадер и Вингер захотелось продолжить сотрудничество. К ним присоединилась известный режиссер-документалист Алекса Каролински – внучка выживших в Холокосте, выросшая в Берлине, а ныне живущая в Лос-Анджелесе. Каролински не только вместе с Вингер адаптировала мемуары Фельдман для сериала, но и стала его продюсером.

К ТОЧНОСТИ В МЕЛОЧАХ

Когда идею «Неордодоксальной» предложили Netflix, то сразу получили ответ: «Мы согласны, но только если очень быстро получим готовый результат». Так что работать над сериалом пришлось ударными темпами – с ноября 2018-го по декабрь 2019-го. Непосредственно на съемки ушло всего 50 дней. Но вынужденная спешка никак не повлияла на результат. Заметно внимание к деталям, углубленное во время визитов съемочной группы в Уильямсберг, где ей устроил своеобразную экскурсию по кварталам общины бывший сатмарский хасид. Шрадер и ее коллеги провели тщательное исследование-наблюдение особенностей уильямсбергской жизни. Естественно, что на пришлую публику сразу же обращали внимание на улицах ортодоксальных кварталов, хотя прямо по соседству расположены дома, облюбованные хипстерами, которые иногда заглядывают к хасидам. Гости из Германии провели много дней в этом районе, посещая традиционные магазины с иудейской атрибутикой, магазины одежды, кошерные рестораны и супермаркеты. Приезжие собрали впечатления, но было заметно, что и их изучают. Многие члены общины не шли на контакт, но находились и такие, особенно женщины, с которыми удивительно легко удавалось завязывать беседу.

Шрадер находила актеров, которые говорят на идише, – многие из них воспитывались в строгих ортодоксальных традициях. И еще пригласила в качестве главного консультанта Эли Розена, который тоже долгое время жил в ортодоксальной общине. Сегодня он один из актеров театра New Yiddish Rep, расположенного в нью-йоркском районе Манхэттен. Розен сыграл роль раввина, а также перевел диалоги на идиш. Он был готов ответить на любой вопрос: почему женская кровать шире мужской, когда уместно смотреть своему собеседнику в глаза. Для всего этого есть правила и нормы. И съемочной группе хотелось, чтобы даже в мелочах не было неправды. Такое впечатление, что Розен был на съемочной площадке каждую минуту. Он играл раввина и, по сути, был «раввином» творческой группы.

Шрадер сказала, что чувствовала большую ответственность, изображая сатмарскую общину на экране, отметив: «Мы избегали поверхностного суждения об образе жизни этих людей, даже если он может казаться непостижимым или неприемлемым для кого-то. Моя обязанность как режиссера – представлять сложные персонажи и сложные образы». Каролински добавила, что сериал не снимался с целью осуждения хасидского образа жизни, который вполне устраивает многих членов подобных общин. Создатели «Неортодоксальной» очень старались не демонизировать консервативную религиозную общину, изображенную в сериале. Правда, зритель все равно оказывается на стороне Эсти, которая с детства чувствует себя не совсем в своей тарелке среди хасидского окружения.

ЧУВСТВИТЕЛЬНА И ЭКСПРЕССИВНА

Найти исполнительницу главной роли было непросто. Мария Шрадер говорит: «По всему миру на идише говорят менее миллиона человек. В основном это члены ортодоксальных общин. Найдите-ка в таких условиях фантастическую молодую актрису, которая сможет вынести на своих плечах четыре части фильма и которая к тому же говорит на идише. Мы повсюду искали такую. И, наконец, обнаружили в Израиле Ширу Хаас. Правда, она не говорила на идише, но нам всем сразу стало ясно, что Шира подходила на эту роль. Она – исключительный талант и делает сериал более объемным. Чего стоит только одна сцена, в которой ей сбривают ее длинные локоны! Ее лицо отражает столько эмоций, которые бушуют внутри Эсти, но все это подано с максимальной точностью, без перебора. И вы не можете оторвать взгляд от лица актрисы».

Хаас – одна из лучших молодых актрис Израиля. Она чувствительна и экспрессивна, способна передавать самые разные эмоции скупыми, но самыми точными жестами. Шира выросла в Израиле и была знакома с ультраортодоксальным иудаизмом, но ей пришлось многому научиться. Ей помогла предыдущая роль в израильском сериале об иерусалимских ортодоксах «Штисель», также снятом для Netflix. Но помощь была не столь исчерпывающей, поскольку у сатмарских хасидов много особенностей.

Хаас приехала в Берлин за два месяца до начала съемок, чтобы изучать идиш с помощью Эли Розена. Шира так описывает свою героиню:

«Это история о женщине, которая пытается обрести себя. И часть сериала посвящена тому, что Эсти постигает себя как женщина, поэтому очень важно было показать интимные сцены. Это значительная часть ее жизненного путешествия, к которой мы относились очень осторожно, с чувствительностью. Мы много говорили до съемок, почему эти сцены важны и как их снять. Ведь было действительно важно показать не только физическую сторону проблемы или боль, но и продемонстрировать эмоциональное путешествие Эсти. Она отказалась от многого, что ей было дорого, поэтому ждала, что с ней будут обращаться очень, очень нежно».

Исполнители главных мужских ролей тоже связаны с Израилем. Амит Рахав, сыгравший Янки Шапиро, из Тель-Авива. Джефф Уилбуш (урожденный Ифтах Вильбушевиц) вырос в иерусалимском квартале Меа-Шеарим в хасидской общине. В подростковом возрасте покинул ее и переехал в Европу, чтобы изучать экономику, позднее занялся актерским ремеслом. Уилбуш очень радуется, что идиш выходит за рамки традиционного еврейского театра, и восклицает: «Сериал Netflix на идише, это восхитительно!»

Перенесение действия сериала в Берлин дало возможность показать символическое противостояние источнику травмы сатмарской общины, когда Эсти погружается в воды озера Ванзее напротив виллы «Марлир», где нацисты в 1942 г. определили пути и средства «окончательного решения еврейского вопроса». Есть и другой пример, когда съемочная группа намеренно использовала специфические места съемки в качестве символа. В конце сериала Эсти идет через Бранденбургские ворота в направлении, противоположном тому, в котором национал-социалисты прошествовали в 1933-м после захвата власти.

"Еврейская панорама", Берлин

От дейта до комнаты единения

Добавить комментарий