Шошана БРОДСКАЯ | Плeтью их в стaдo, плeтью!

0

"Мы не можем позволить каждому делать то, что он хочет" (из изречений светоча демократии с изрядно проржавевшим кулаком в потертой бархатной перчатке)

 

20 сентября израильский минфин опубликовал для обсуждения общественности меморандум закона, согласно которому гражданин, уволенный с работы из-за отказа делать прививку или проводить регулярные проверки на коронавирус, лишается на три месяца пособия по безработице, как будто уволился по собственному желанию.

Закон был открыт для обсуждения всего на неделю — по удивительному совпадению, с полудня перед началом Суккот, когда израильтяне заняты предпраздничными приготовлениями, и до окончания праздника Симхат-Тора. Неделю, в которой трое суток нельзя пользоваться интернетом, а оставшиеся дни лихорадочно делятся между семьей, гостями и непростой логистикой праздника, так что на обсуждение законов времени не остается.

Тем не менее, еще до начала праздника были опубликованы несколько десятков комментариев к закону, практически все — резко негативные. Не отличались и комментарии, добавленные в течение праздника (к моменту написания статьи их было уже несколько тысяч). Авторы утверждали, что закон попирает базовые демократические права, в частности — право каждого человека распоряжаться своим телом, право на сознательное согласие на медицинскую процедуру и другие. До сих пор не было прецедента, чтобы демократическое государство наказывало граждан финансово за отказ делать прививки или какие-либо другие медицинские процедуры. Во многих комментариях звучало отчаяние человека, которого пытаются раздавить как личность, заставить быть таким, как удобно правительству.

Было приведено много логичных аргументов в пользу того, что новый закон абсурден с позиции прав человека. Например: пособие по безработице — это не подачка правительства, которую оно может взять и отменить. Ведомство национального страхования, которое выплачивает пособие по безработице, существует за счет взносов трудящихся граждан: те платят эти взносы в расчете на то, что в случае увольнения (или другой оговоренной страховой ситуации) они получат из кассы "Битумах леуми", которую содержат, положенное им пособие. Изменять условия действующего страхового полиса, коим является "Битуах леуми", для активных вкладчиков — незаконно ни под каким соусом, тем более незаконно лишать вкладчика права на положенные ему выплаты из-за его убеждений.

Правительство никогда не лишало пособия по безработице лиц, уволенных по причине реальной, а не потенциальной вины: например, домогательство к сотрудницам, причинение финансового ущерба работодателю по халатности или даже со злым умыслом, профнепригодность и прочее. Наоборот, государство могло наказать работодателя огромным штрафом, если уволенный по упомянутым причинам сотрудник, к несчастью своего босса, оказывался представителем нацменьшинства, темнокожим, инвалидом или женщиной и обращался в суд с жалобой на дискриминацию. И почему-то только сейчас правительство, оказавшись беспомощным перед кризисом в медучреждениях, до которого довело страну политикой "привыкаем жить с эпидемией", вдруг вспомнило о морали и пытается решить свои проблемы путем ментального диктата?

Интересно отметить, что по правилам "Битуах леуми" даже работнику, уволившемуся по собственному желанию (к каковым вроде бы приравняли отказавшихся от вакцинации), в некоторых случаях полагается немедленная выплата пособия по безработице. Один из таких случаев — увольнение вследствие существенного ухудшения условий труда или возникновения обстоятельств, сделавших невозможным продолжение его работы на прежнем месте. Это определение, взятое с официального сайта "Битуах леуми", как нельзя более точно описывает ситуацию, в которой работник, боящийся прививки, либо должен каждые два дня проходить весьма неприятную (и дорогостоящую для него) проверку на коронавирус, либо не может оставаться на данном рабочем месте.

Мы видим, что в правилах ведомства как раз заложено справедливое решение дилеммы, стоящей перед работодателями "отказников": с одной стороны, увольнение такого сотрудника оправдано, с другой — ему полагается немедленная выплата пособия по безработице как жертве обстоятельств. Разумеется, при условии, что этот работник зарегистрировался в Бюро по трудоустройству и согласен работать в местах, где его убеждения не подвергают опасности окружающих. Однако решение, предлагаемое "Битуах леуми", не устраивает наше правительство. Ведь сферы деятельности, в которых не могут работать отказавшиеся от вакцинации, — как раз те, в которых катастрофически не хватает рабочей силы. Это области активного общения с людьми: система образования, медицина, сфера обслуживания, уход за пожилыми и тому подобное. Почему в современном Израиле так мало людей, которым хочется вкладывать свои силы в людей, — тема для отдельного исследования. Но мимоходом можно заметить, что, возможно, немалую роль в этом сыграла многолетняя позиция нашего государства, состоящая в том, что люди — это всего лишь вертящиеся вхолостую пропеллеры, которым Принимающие Решения указывают, в какую сторону дуть.

Поскольку отказников — более миллиона, то есть около пятой части взрослого населения — а среди работоспособного населения процент еще выше, так как среди них почти нет стариков, — то очевидно, что их уход с рабочего места обернется для страны катастрофой. Причем не экономической, последствия которой легко ликвидируются с возвращением к нормальной жизни, а гуманитарной, последствия которой необратимы. Поэтому правительство не может допустить, чтобы они перестали работать и подсели на пособие. Оно ставит их в условия, при которых уход с работы из-за ухудшения условий труда означает лишение средств к существованию. Чтобы они "проглотили" ухудшения условий труда, смирились и подставили плечо под прививку, которой панически боятся (а известно, что в такой ситуации действительно увеличивается шанс пострадать от прививки: срабатывает эффект "антиплацебо").

Министр финансов Авигдор Либерман сформулировал эту политику так:

"Вам никто ничего не должен… Мы не можем позволить каждому делать то, что он хочет. Демократия тоже имеет право защищаться".

Золотые слова! Как бы к месту они звучали, если бы речь шла о запрете ультралевых провокаций на блокпостах или об отмене финансирования деятелей искусства, прославляющих терроризм! Демократия имеет право защищаться, когда кто-то угрожает законности или открыто выражает симпатию врагам страны. Демократия имеет полное право помешать захвату государственных земель под незаконную частную застройку, наказывать шекелем (да и тюрьмой) за разжигание межсекторальной ненависти и т.д. Но израильская демократия ничего этого не делает!

Действительно ли любые угрозы оправдывают "защитную реакцию" демократии? Сам Либерман еще полгода назад считал с точностью наоборот. Вот только несколько примеров из ивритоязычной прессы времен "третьей волны", когда Нетаниягу только-только привез в Израиль свеженькие прививки "Pfizer" и начал с личного примера массовую вакцинацию населения:

"Эдельштейн против Либермана: депутаты из "Исраэль бейтейну" распространяют фейковые новости и призывают не прививаться" — "Едиот ахронот" за 17 декабря 2020 года, опубликовано на сайте Ynet в 17:57, автор Адир Янко. В статье сообщается, что министр здравоохранения от "Ликуда" Юлий Эдельштейн обратился к Авигдору Либерману с просьбой повлиять на подчиненных ему однопартийцев Эли Авидара и Юлию Малиновскую, которые публично объявили, что не собираются прививаться, что вакцинация используется в политических целях и нет никакой необходимости прививать людей, не входящих в группу риска.

Либерман ответил:

"В этом вопросе нет партийной дисциплины, каждый имеет право принять решение на основании возраста, состояния здоровья и советов своего врача. Как я уже говорил в видеоинтервью две недели назад, я сам намерен сделать прививку, но не собираюсь никому читать нотации".

Напомним, что это было время, когда люди умирали десятками — от 40 до 90 смертей в день, и максимально быстрая вакцинация населения была единственным светом в конце туннеля. Массовая гибель людей оказалась недостаточным поводом для ограничения свободы выбора антипрививочников. Однако с приходом к власти мнение г-на Либермана резко изменилось: он теперь не просто читает нотации, а отнимает у людей положенные им по закону деньги. Нелишне напомнить, что оба депутата "Исраэль бейтейну", прославившиеся своей борьбой с вакцинацией, — члены нынешней коалиции, причем Эли Авидар — министр.

Интересно, сколько депутатов Кнессета не вакцинированы тремя дозами на данный момент? Проверяет ли кто-нибудь у министров "зеленый сертификат"? Штрафуют ли в парламентских кулуарах за отсутствие маски?.. И если после введения нового закона кто-то из членов правительства не сделает третью прививку, уволят ли его без выходного пособия?.. (Хохот в аудитории.)

А тем временем правительство издало новый закон, согласно которому по окончании осенних праздников учителям будет запрещено появляться в школе, не сделав третью прививку. Даже те, кто имеет "зеленый паспорт", будут считаться непривитыми, если с момента второй прививки или болезни прошло пять месяцев. Сколько у человека в крови антител, больше никого не интересует. Учителя, попавшие в "черный список", не смогут преподавать и дистанционно — в качестве дополнительного наказания за непослушание, ведь эпидемиологически это никак не оправдано, и пропущенные рабочие дни им никто не оплатит. Никто не компенсирует и детям отсутствие упорядоченных занятий.

Мы ведь не можем позволить каждому делать то, что он хочет!

Плетью их в стадо, плетью!

"Новости недели"

Шула ПРИМАК | Любимая болонка антиваксера

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий