Он не только выполнял приказ

0

Государственный архив Израиля опубликовал личное дело Адольфа Эйхмана, которое использовалось в ходе судебного процесса, проходившего в 1961 году

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Личное дело содержит оригинальные документы и их переводы на иврит, из которых становится предельно ясной справедливость вынесенного Эйхману приговора. Так, среди прочего, личное дело одного из тех, кто руководил "окончательным решением еврейского вопроса", включает в себя рекомендательное письмо о повышении Эйхмана в звании. "Я рекомендую повышение, основываясь на особенно важных достижениях Эйхмана, который уже преуспел в изгнании евреев из Австрии в качестве директора Еврейского иммиграционного управления. Благодаря его работе, удалось гарантировать германскому рейху огромные капиталы", – говорится в документе. Письмо датировано 9 октября 1941 года и подписано тремя офицерами СС. Эйхман, по словам тройки, к тому времени уже "отлично зарекомендовал себя в отделе по еврейским делам". В том же документе отмечается, что "его работа была превосходной, он выполнял ее с образцовой инициативой и необходимой жесткостью".

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

На скамье подсудимых Эйхман попытался преуменьшить значение этих похвал. "Личная жесткость или твердость были в то время лозунгом, обязательным для любой рекомендации по служебному продвижению, – объяснил он судьям. – Если бы не было положительное заключение, рекомендация попала бы в корзину. Поэтому присутствовала жесткость или нет – ее в любом случае указывали в рекомендации".

В письме отмечено, что "в настоящее время Эйхман занимается всеми вопросами эвакуации и переселения жителей. Ввиду важности этой области задач, повышение в звании Эйхмана желательно".

Среди документов в личном деле есть и письмо от 18 июня 1937 года, в котором поднимается просьба гауптшарфюрера Адольфа Эйхмана об одобрении и финансировании изучения иврита. Учитель, указывает он, будет раввином, потому что найти арийского учителя невозможно. В письме говорится, что годом ранее Эйхман уже обращался за разрешением изучать иврит у раввина, но заявление было отклонено. Из-за этого в течение года он "занимался самостоятельным изучением основ нового иврита".

Просьба от 1937 года была двойной: чтобы ему дали разрешение учиться у раввина, а также финансировали изучение иврита в размере 3 рейхсмарок. Просьбы снова были отклонены, и на судебном процессе в Израиле Эйхман пояснил: "Это мое желание вызвало в то время смех, а также некоторые подозрения начальства", – сказал он, пояснив, что для члена СС было ненормально думать об изучении иврита. "Должен признаться, — продолжил он, — что для меня это тоже не было обычной мыслью, и я бы не пришел к ней, если бы не случайные вырезки из газеты "Хайнт", выходившей в то время в Риге. Я посмотрел на эту газету и сказал себе, что выучить иврит не составит большого труда. Я взял учебник Шмуэля Калеко и начал заниматься. Когда я больше не мог двигаться вперед, то подал заявку на изучение иврита у раввина. Мое начальство было полно подозрений и не позволяло мне этого делать".

Читайте в тему:

Арабский наследник Эйхмана

По его словам, начальство опасалось, что он вступит в чрезмерно близкий контакт с раввином, а это нежелательно.

Однако Эйхман явно что-то путал, причем непонятно — по невежеству или намеренно. Газета "Хайнт", которую, по словам Эйхмана, он просматривал время от времени, издавалась в Варшаве, а не в Риге, и печаталась на идише, а не на иврите. Любопытно, что сотрудники газеты тоже ошибались, полагая, что Эйхман свободно говорил на иврите и что вообще родился в Эрец-Исраэль. В одном из номеров "Хайнта" за декабрь 1938 года сообщалось о нацистском чиновнике Эйхмане, находившемся в Вене, о том, что он родился в немецкой колонии Сарона в Палестине (сегодня это, как известно, центр Тель-Авива). Там же утверждалось, что Эйхман якобы бегло говорит на иврите с детства, беседует на этом языке с евреями, которые приходят к нему в канцелярию в Вене, и насмехается над ними, когда они затрудняются ответить на иврите. В те годы и другие еврейские газеты приписывали Эйхману рождение и детство в Земле Израиля и знание иврита.

Через три месяца после подачи заявки на финансирование изучения иврита Эйхман пожелал посетить Палестину, но британские мандатные власти не разрешили ему въезд, и он удовлетворился шестичасовым визитом в Хайфу, во время которого, возможно, применил иврит, выученный самостоятельно.

Среди документов личного дела Эйхмана есть и написанное им собственноручно в июле 1937 года резюме, в котором он указывает, что руководил австрийским агентством компании "Wacom Oil Company – Вена". В 1933 году он был уволен, как он объясняет, за вступление в Национал-социалистическую рабочую партию. Затем он подробно описывает свою деятельность вплоть до момента написания документа:

1 августа 1933 г. – военная подготовка в лагере Лахфельд.

29 сентября 1933 г. – штаб связи СС.

29 января 1934 г. – лагерь Дахау.

1 октября 1934 г. – до написания документа – служба в Главном управлении СД.

Читайте в тему:

Продавший душу дьяволу?

СД – служба безопасности – занималась сбором информации об "элементах", которые могли представлять опасность для нацистской партии. Сначала Эйхман отвечал за сбор материалов о масонских группах, а позже перешел в отдел еврейских дел.

Последний документ в деле датирован 3 декабря 1944 года. В нем Адольфу Эйхману сообщается, что от имени фюрера он награжден Железным крестом первой степени за боевые заслуги. Подписано рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером. Менее чем за два месяца до этого, 9 октября 1944 года, он был награжден Железным крестом второй степени. Столь короткий разрыв между двумя орденами явственно показывает, насколько велик был его успех в плане уничтожения большей части венгерского еврейства: в период с мая по июль 1944 года Эйхман отправил в Освенцим 440.000 евреев.

"Новости недели"

Рина ЖАК | Книги для Эйхмана

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий