"Балтийский путь": продолжение следует?

0

"Балтийский путь" – одно из тех политических событий, которые сложно стереть из людской памяти. Все, кто встречался нам в нашей поездке по Латвии, независимо от возраста прекрасно помнили, где они были в тот исторический день

 

Элеонора ХРИЗМАН

30 лет назад народы Балтии ощутили "осознанную необходимость свободы" и сбросили цепи советской оккупации, выстроив живую цепь, протяженностью более 650 километров, получившую название "Балтийский путь".

Мирная демонстрация, распространившаяся на Латвию, Эстонию и Литву и объединившая более двух миллионов участников, состоялась 23 августа 1989 года. Дата была выбрана не случайно: именно в этот день 50 лет назад был подписан пакт Молотова-Рибентропа, определивший послевоенную судьбу прибалтийских стран.

Обнародование этого засекреченного советскими властями документа произвело эффект разорвавшейся бомбы и положило начало не только выходу из состава СССР прибалтийских республик, но и последующих процессов в Восточной и Западной Европе. "Без «Балтийского пути» не пала бы Берлинская стена, не распалась бы тоталитарная система в Восточной Европе, — утверждает первый председатель Народного фронта Латвии Дайнис  Иванс.

23 августа для Латвии очень важная дата, но в этом году она отмечалась с особым размахом. Приехавшие по приглашению премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша премьер-министр Эстонии Юри Ратас и глава литовского правительства Саулюс Сквернялис возложили цветы к памятнику Свободы,  провели ряд официальных встреч и встретились с журналистами.

Foto: LETA, Ieva Leiniša

Всего в рамках празднования 30-летия "Балтийского пути" прошло более 60 мероприятий. Среди них велопробег по "Балтийскому пути" и заезд на старинных автомашинах, просмотры фильмов, выставки и концерты. По словам организаторов, программа празднования составлялась так, чтобы напомнить и разъяснить людям значение "Балтийского пути" в местном и международном масштабе, зафиксировать воспоминания участников и вовлечь в мероприятия широкую общественность.

А 22 августа в Национальной библиотеке Латвии состоялась конференция "Балтийский путь. Продолжение", на которую съехались эксперты из Чехии, Польши, Швеции и Германии. Среди присутствующих в зале была и большая делегация израильских журналистов.

Национальная библиотека Латвии

«30 лет назад нам удалось разрушить "железный занавес" и создать демократии, гарантирующие безопасность и мир для наших народов, — заявил на открытии конференции президент Латвии Эгилс Левитс. – Мы продолжим идти нашим общим "Балтийским путем", ведь наш опыт и наши мечты помогают нам лучше понимать друг друга и двигаться дальше. Стремление народов Латвии, Эстонии и Литвы состояло в том, чтобы стать частью свободной Европы, и мы этого добились. Но демократию нужно защищать постоянно, в том числе и сегодня, перед лицом новых вызовов, и это то, что нам предстоит сделать в ближайшие 30 лет".

— Мы собрались на конференцию не только для того, чтобы поделиться воспоминаниями, но и чтобы говорить о том, что нужно делать сегодня, чтобы идеалы "Балтийского пути" были живы не только в странах Балтии, но и по всей Европе, — отметил министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич в своем выступлении. Он также подчеркнул, что "сегодня Европу вновь делят на сферы влияния, оккупируют и аннексируют территории государств, а мир реагирует на происходящее с известной долей апатии".

В рамках конференции состоялись обсуждения, участники которых анализировали  опыт демократических революций прошлого века в Центральной и Восточной Европе, роль Балтийского пути и задачи демократии в 21-м веке.

На следующий день, вечером 23 августа у памятника Свободы прошло музыкальное мероприятие с участием президента Латвии Эгила Левитса и первого председателя Народного фронта Латвии Дайниса Иванса.

Фотографии предоставлены Латвийским институтом (Latvian Institute)

"Балтийский путь" – одно из тех политических событий, которые сложно стереть из людской памяти. Все, кто встречался нам в нашей поездке по Латвии, независимо от возраста прекрасно помнили, где они были в тот исторический день. Недавно избранный президент Латвии Эгилс Левитс поделился воспоминаниями о том, что 23 августа 1989 года он вместе с друзьями находился на столичной площади.

Директор Латвийского института Вита Тимермане-Моора, сопровождавшая нашу группу в Юрмалу, рассказала о том, как она 22-летней студенткой выступала в тот день на митинге. Посол Латвии в Израиле г-жа Элита Гавеле вспомнила, как участвовала в демонстрации вместе со своей 4-летней дочерью.

— Лидеры еврейской общины приняли в тех событиях самое активное участие, — рассказал нам директор музея "Евреи в Латвии" Илья Ленский, — было ясно, что если "Балтийский путь" состоится, и Латвия получит независимость, то и положение евреев, улучшится. Ведь в советское время деятельность еврейской общины была полностью запрещена.

"Мы сделали все, чтобы не допустить насилия и не спровоцировать нашего противника на ответное насилие, и мы смогли показать, что и мирным путем можно добиться независимости и свободы!" – Дайнис Иванс помнит о 23 августа 1989 года, наверное, лучше всех. Журналист, писатель и политический деятель он был первым председателем Народного фронта Латвии и одним из главных организаторов "Балтийского пути". С ним у нас и состоялся наиболее подробный и эмоциональный разговор о событиях того времени.

Наша встреча произошла в самом сердце старой Риги, в Музее Народного фронта Латвии, где Дайнис Иванс работает гидом, сопровождая посетителей в путешествие к истокам "Балтийского пути". В музее хранятся самые разные свидетельства новейшей латвийской истории, включая подшивки старых газет, бюллетени референдума о независимости, удочка, которая "помнит" совместную рыбалку с Борисом Ельциным, а также свитер самого Дайниса…

— Нет, это не тот свитер с известной фотографии, он нуждался в починке, и его отправили на реставрацию, — улыбается Иванс, — в этом белом с латвийским гербом, изготовленном в Восточной Латвии, я был на границе Латвии и Эстонии.

Дайнис стремится подчеркнуть историческое знание здания, в котором расположилась экспозиция музея: "Здесь был штаб Народного фронта Латвии, и в Восточной Европе знали, что здесь находился центр  сопротивления коммунистическому режиму. Это единственный музей в балтийских странах, располагающийся в историческом здании. Именно в этой комнате, где мы с вами сейчас находимся, происходили заседания Народного фронта. Все было прозрачно, здесь находились журналисты, и все наши решения сразу же доходили до людей. Коммунисты не могли ничего нам сделать, потому что государственная машина была неповоротливой, а события развивались очень быстро".

Дайнис Иванс в Музее Народного фронта Латвии

Итак, с чего же все начиналось?

Перестройка, создание Народного фронта Латвии (и других подобных движений), созданного изначально в качестве поддержки реформ Михаила Горбачева и…выступление Маврика Вульфсона на Пленуме творческих союзов Латвии в 1988 году, прозвучавшее как взрыв бомбы, по меткому замечанию генерала КГБ Эдмунда Йохансона, описавшего случившееся в своих мемуарах. В то время партийная элита уже привыкла к критике интеллигенции, но то, что позволил себе журналист (и, кстати, преподаватель марксизма-ленинизма – авт.) Вульфсон выходило за рамки разрешенной свободы.

Рассказывает Иванс: "2 июня 1988 года Маврик Вульфсон публично заявил о  существовании пакта Молотова-Рибентроппа, зачитал документы и сказал, что в 1940-м году Латвия была оккупирована Советским Союзом. Он был первым, кто назвал вещи своими именами. Пленум транслировался по радио, и эту новость услышали сотни тысяч людей. Маврик проделал огромную работу: он не просто рассекретил документ, но и во время своих поездок в Германию нашел оставшихся в живых нацистов, свидетелей  подписания этого документа и проинтервьюировал их. Люди были в шоке, когда узнали, что Сталин и Гитлер не были поначалу врагами и даже делили между собой страны Восточной Европы. Все были в шоке. «Ты убил Советскую Латвию!» — сказал Вульфсону  первый секретарь ЦК Компартии Латвии Борис Пуго".

Появление столь секретных документов у латвийского журналиста можно объяснить его личными связями с иностранными дипломатами, влиятельными журналистами в Швейцарии, Канаде, США, Голландии, ФРГ. Благодаря именно личным контактам к Вульфсону попали копии секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и СССР, известном как пакт Молотова-Риббентропа.

Дальше — больше. В 1989 году Маврика Вульфсона выбирают депутатом Верховного Совета СССР, и в Москве, на съезде он озвучивает Михаилу Горбачеву требование дать прибалтийским республикам независимость.

"Речь Маврика на этом съезде была просто фантастичной, — рассказывая об этом, наш собеседник улыбается — и, хотя помощник Горбачева Александр Яковлев, возглавивший комиссию по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении, тоже произнес речь, но такого воздействия она не имела. После этого Михаил Горбачев вынес на голосование вопрос "Были страны Балтии оккупированы СССР или нет?" И съезд, большинством голосов, включая критически настроенных генералов, принял положительную резолюцию.

— После решения принятого в Москве, когда пакт Молотова-Риббентропа был признан незаконным, на Втором конгрессе Народного фронта Латвии мы обсудили программу достижения полной независимости для нашей страны. И эта программа включала исключительно ненасильственный, парламентский путь. Наш нынешний президент Эгилс Левитс, тогда он был молодым человеком, как и я, сказал, что это единственно правильный путь. Нужно было выйти из состава СССР на законных основаниях, воспользовавшись Конституцией Советского Союза.

— Сколько вам было лет, когда вы все это начинали?

— Чуть больше тридцати.

Дайнис, наверное, вас постоянно об этом спрашивают. Как можно было организовать два миллиона человек в то время, когда не было социальных сетей, мобильных телефонов? Насколько сложным это было?

— Конечно, сложно, но у нас не было другого выхода. Мы должны были показать миру, показать Кремлю, что мы хотим вернуть нашу свободу. Когда я встретил Горбачева еще до "Балтийского пути", он называл нас террористами, экстремистами и говорил, что люди нас не поддержат. Советская власть, пользуясь давно опробованным методом "разделяй и властвуй", пыталась восстановить народы Балтии друг против друга. Для нас же основной задачей было показать Горбачеву и всему миру, что мы способны объединиться и организовать массовую акцию с широкой поддержкой народных масс. И уже в июне, после споров с Горбачевым, мы решили организовать массовую манифестацию. Эстонцы предложили организовать живую цепь от Финляндской границы до Бухареста в Румынии, с участием всех стран, которые были в то время под контролем Москвы. Это было фантастической идеей, но невыполнимой на практике. Может быть, и можно было попробовать организовать столь масштабный проект, но проблема была в том, что между Польшей и Литвой стояли военные силы КГБ.

— Но вы бы могли продолжить эту цепь до Минска или Киева…

— В Киеве это случилось через полгода после "Балтийского пути": украинцы организовали живую цепь от Львова до Киева. Позже румыны организовали живую цепь в Кишиневе. Михаил Горбачев очень сердился на нас, потому что мы показали другим народам в СССР, что можно протестовать против советской власти. И для нас это было очень важно, то наша инициатива была подхвачена другими.

Но на тот момент впервые организовать живую цепь такой протяженности оказалось возможным только в странах Балтии, потому что уровень демократии был более высок, чем в других республиках, так как наша оккупация продолжалась меньше по времени.

— Вернемся все же к вопросу технической организации "Балтийского пути"…

— Конечно, это было очень сложно без сотовой связи, социальных сетей. Но мы нашли выход – координировать  происходящее через прямые трансляции Латвийского радио в Риге, Вильнюсе и Таллине. Идея заключалась в том, чтобы  координаторы Народного фронта держали связь через радио. Они должны были звонить в студию и сообщать о том, что происходит на местах. А мы свою очередь сообщали о том, где людей достаточно, а где их нет, и направляли туда людей, чтобы цепь была непрерывной. А у людей были с собой радио транзисторы.

За месяц до проведения "Балтийского пути" наши координаторы в разных регионах подсчитали, что из расчета один человек на полтора метра в Латвии для поддержания непрерывной живой цепи нам потребуется минимум двести тысяч человек, но пришло значительно больше. Сколько именно сказать сейчас сложно, но в общей сложности в трех странах, в живой цепи стояло около 2 миллионов людей.

— Вы привлекали и транспорт тоже?

— В советское время все автобусные парки были государственными, и очень сложно было организовать что-то без ведома начальства. И все же, это удалось. Например, в Вильнюсе люди садились в автобус и просили водителей изменить маршрут и ехать в Паневежис. И это работало, водители соглашались, хотя для них это было сопряжено с большим личным риском. Люди пользовались также личными автомобилями, и это можно увидеть на фотографиях.

Но не все было гладко. Утром 23 августа мне позвонил секретарь компартии Латвии и сказал, что из Москвы пришел приказ запретить нам прямую трансляцию. Мы втемную руководили Балтийским путем, но стало ясно, что Москва запретила прямую радиотрансляцию именно в Латвии, так как хотели разорвать эту цепь посередине – если бы Балтийского пути не было в Латвии, его не было бы вообще.

Честно признаться, у нас был большой страх, что мы не справимся с этой задачей. За два часа до начала демонстрации я пришел на радиостанцию. Когда я вошел в здание студии, площадь была пуста, но, покидая здание примерно через час, я увидел, что на площади было полно людей. Это очень воодушевило меня и дало надежду, которая была реализована в полдень.

— И что было темой вашего выступления?

— Это было очень эмоциональная и сентиментальная речь, которая должна была внушить людям мужество и понимание правильности нашего пути. Я говорил о том, что 50 лет назад Гитлер и Сталин решили за нас нашу судьбу, не спросив нашего мнения. Но свободу не поздно вернуть. Я сказал, что никогда в Латвии все нации не были так сплочены.  И это впервые, когда наши сердца бьются в унисон, когда мы чувствуем солидарность, и сегодня мы намного сильнее наших противников.

— Почему для проведения "Балтийского пути" была выбрана именно эта дата?

— Потому что именно в этот день два диктатора решили судьбу нашей страны. Я родился в советское время и никогда не слышал об этом пакте. Речь Маврика  Вулфсона стала для меня настоящим откровением. После его речи в латвийских СМИ появлялось все больше  информации об этом пакте, и в течение полугода Латвия узнала об оккупации. Я окончил советскую школу, советский университет, отслужил в советской армии. И наши командиры учили нас бороться против империалистов. И это удивительно, что именно мое поколение, выросшее во время оккупации, стало основной силой сопротивления советской власти.

— В своей речи вы говорили о сердцах всех жителей стран Балтии, бьющихся в унисон. Насколько активной была роль евреев в организации "Балтийского пути"?

— Наиболее активными сторонниками "Балтийского пути" были поляки и евреи. Из тех, кто непосредственно принимал участие в работе Народного фронта – это Маврик Вулфсон, о котором я уже говорил. Еще один активный участник событий – нынешний президент Латвии Эгилс Левитс. У него интересная биография. В 1971 году по израильской визе его семья уехала в Германию. Там, в Гамбургском университете Левитс получил юридическое образование в области международного права, и был на тот момент единственным латвийским молодым адвокатом с западным образованием. И он постоянно ездил в Латвию и консультировал Народный фронт в процессе создания документов, включая Декларацию независимости Латвии. Именно он выработал парламентский путь восстановления довоенной республики.

Еще одной представительницей еврейской общины в Народном фронте Латвии была Рута Марьяш. Полная  противоположность Маврику,  антикоммунистка. Рута была адвокатом, защищавшая диссидентов и выступающая против режима. Ее участие было для нас очень важно, ведь она знала законы и могла помочь нам правильно сформулировать идеи сопротивления оккупационному режиму. Одной из первых тем в Народном фронте было возрождение Еврейского культурного общества, запрещенное в советское время. В своей речи о пакте Молотова-Риббентропа Вулфсон говорил также и об антисемитизме советской системы.

Рута Марьяш настаивала на создании вокруг Народного фронта еврейского общества и культурных центров других национальностей, чтобы показать интернациональную сущность организации, а также поддержку нацменьшинствами идеи "Балтийского пути". И Вулфсон, и Марьяш стали одними из первых депутатов Латвийского Сейма избранного уже после объявления независимости.

Еще был Игорь Мовел  – один из лидеров Народного фронта в Елгаве. Кстати, на одной из фотографий, снятых в день демонстрации, видно, что участники подняли израильский флаг. Были и другие национальные флаги – украинские, грузинские, белорусские.

Столь же активными сторонниками "Балтийского пути" были поляки (одна из крупнейших национальных групп в Латвии – авт.). Одной из видных польских участниц была известная очень многим Ита Козакевич.

— Результаты  "Балтийского пути"…Что было главным? Как это видится сегодня?

— "Балтийский путь" повлиял на западные страны, там изменилось мнение о Латвии. Повлияло на Кремль. Как пишет в своих мемуарах помощник Михаила Горбачева Черняев, когда его боссы в Москве смотрели видео с "Балтийского пути", они были в панике, потому что видели, что страны Балтии на выходе из Советского Союза и их невозможно вернуть их обратно. Можно было бы послать танки, но Горбачев не мог этого сделать, хотя генералы пылали гневом и призывали его к военному решению вопроса.

Особенно нам помогал его помощник Яковлев – большой друг прибалтийских народов, человек, который всегда поддерживал наш путь независимости. Он всегда говорил Горбачеву: “У вас, Михаил Сергеевич, с вашей Перестройкой, нет никакой поддержки в Советском Союзе. Вы можете надеяться только на Балтийские народные движения, которые хотят перемен по-настоящему“. И это одна из причин почему еще в самом начале нам не запретили организацию Народных Фронтов. Хотя Горбачев в своих воспоминаниях теперь говорит: "Наверное, зря я им все это позволил, потому что уже тогда предчувствовал, что они развалят Советский Союз".

Балтийский путь оказал большое влияние на Германию и привел к падению Берлинской стене, которая была разрушена через несколько месяцев.  Об этом говорили на представители этой страны на нынешней Конференции.

 — А если бы у власти в тот момент был не Михаил Горбачев, а кто-то типа Путина, произошло бы то, что произошло?

— Если бы у власти тогда был Владимир Путин, то думаю, нас бы арестовали, а Горбачев этого не сделал, потому что мы с нашим движением были наглядным примером успеха его реформ.

Команда Горбачева предлагала нам другие варианты выхода из положения – что-то типа независимости под контролем Кремля – ведь Михаил Сергеевич не хотел признавать наличия национального фактора. Для него все были единой советской нацией.

К слову, вернуться в не столь далекое прошлое, освежить в памяти то, против чего протестовали Иванс и его единомышленники можно, совершив экскурсию в советский секретный бункер в Скальупесе, в 75 км от Риги. Программа для туристов увлекательная: путешествие по плохо освещенным коридорам, на глубине 9 метров под землей, изучение планов и карт, составленных на случай ядерной войны, осмотр оборудования, включая кондиционеры, блок телекоммуникаций для связи с Кремлем, а также возможность пообедать пельменями со сметаной и компотом в самой аутентичной советской столовой. Завершая экскурсию,  можно приобрести на память о путешествии на машине времени в советскую эпоху какой-нибудь незатейливый сувенир, к примеру, новенький противогаз, пахнущий затхлым запахом предчувствия ядерной войны. Тем более что и цена сходная – всего 8 евро.

Пресс-тур был организован посольством Латвии в Израиле, Латвийским институтом (Latvian Institute), Латвийским агентством развития туризма (Magnetic Latvia), ежегодным Международным фестивалем классической музыки в Риге и Юрмале (Riga-Jurmala Music Festival), Рижским фондом развития туризма (LiveRiga), Центром туризма города Юрмала (Visit Jurmala), Обществом туризма Национального заповедника парка Гауя (Entrer Gauja) и авиакомпанией airBaltic.

Зам. главного редактора сайта Isrageo.com.Профессиональный журналист, выпускница УРГУ. Работаю в печатной прессе с 1989 года, несколько лет возглавляла пресс-службу одного из банков. В Израиле с 1999-го года, через год начала работать в русскоязычных изданиях. Публиковалась в центральных газетах "Новости недели" и "Вести", журналах "Силуэт", "Мир путешествий" и "Мама-инфо" и многих других СМИ в Израиле и за границей. Редактор проекта Tourneto.com

Добавить комментарий