Визы на жизнь

1

Память о Холокосте священна и не должна предаться забвению никогда. В этой связи невозможно не вспомнить подвиг скромного японского дипломата Тиуне Сугихара

Реувен БЕСИЦКИЙ

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Звание «Праведник народов мира» ему присвоено в 1984 г., а в 1986 г., он ушел из жизни. Имя этого человека стоит в одном ряду с такими людьми, как Шиндлер и Валленберг. С 1939 г. Сугихара работал вице-консулом Японии в Каунасе. Несмотря на запрет японского МИДа, Сугихара выдал визы, 2 193 семьям еврейских беженцев, на транзитный проезд через СССР и Японию в голландскую колонию Кюрасао. Сугихара не мог остаться равнодушным к горю этих людей.

«Если я повернусь спиной к тем, кто нуждается в моей помощи, я предам свои убеждения», — говорил он.

Этот человек спас от смерти около шести тысяч евреев. Вечная Память!

Казалось бы, какое дело японцам до судьбы шести тысяч евреев и их спасителя японца – православного христианина. У них есть, кого поминать после Хиросимы и Нагасаки. На взгляд автора, дай Б-г, чтобы я ошибался, израильтяне, в большинстве своем не знают о подвиге этого человека.

А в Японии бережно, с любовью и гордостью хранят память о Сугихаре и спасенных им людях. Он не сделал карьеру высокопоставленного дипломата, но японцы его знают: в 2006 году одна из крупнейших телекомпаний Японии, основываясь на результатах анкетного опроса, «100 героев, которых почитают японцы», в этом списке были не только японцы, и Сугихара занял 15-е место.

 

СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ

Сугихара Тиунэ родился 1 января 1900 года в небольшом городке Яоцу в префектуре Гифу, в окруженной горами местности, располагающейся почти, что в самом центре острова Хонсю. Его отец — Ёсими, был служащим налогового управления, маму звали Яцу. Тиунэ был их вторым сыном. Поскольку в школьные годы Тиунэ очень хорошо учился, отец хотел, чтобы он стал врачом. В то время как и в наши дни, чтобы стать врачом, надо было учиться только на отлично. Однако сам Тиунэ мечтал совсем о другом. Его привлекали английский язык, литература, а также другие иностранные языки и культура европейских стран.

Видимо, его стремление работать, используя иностранный язык, было не случайным выбором: впоследствии «коньком» Сугихары стал русский язык. Также он овладел французским, немецким и многими другими языками. Рассказывают, что когда Сугихара был уже в преклонном возрасте, в семейном кругу шутили, будто бы самым трудным языком для него был японский.

С учётом интересов нашего героя ему совершенно не хотелось идти по пути, предначертанным отцом, — в медицину. И в семнадцать лет Тиунэ пришлось сделать свой выбор. Отец в это время (1917 год) работал в Сеуле (Корея тогда находилась под административным управлением Японии) и заставил сына поступать в Сеульское профессиональное медицинское училище. В этой ситуации юноша решил пойти ва-банк – передал в приемную комиссию незаполненный экзаменационный лист и не был принят в училище. В ответ на самодеятельность сына разозлённый отец отказал ему в материальной поддержке и юноша один направился в столицу Японии.

Приехав в Токио, Тиуне поступил в Университет Васэда на отделение английской филологии, где готовили преподавателей средней школы, и куда принимали без сдачи экзаменов. Он с упорством учился, но так как родители отказали ему в помощи, ему приходилось много и тяжело работать.

И вот в один из обычных дней, в конце мая 1919 года, когда Тиунэ был на втором курсе, в одной газете ему попалось на глаза объявление, что Министерство иностранных дел проводит набор студентов для обучения иностранным языкам за рубежом, причем гарантировалось обеспечение всем необходимым, и Тиунэ решил поступить на курсы.

На подготовку к экзаменам оставался только один месяц и Тиунэ принялся настойчиво готовиться к экзаменам, которые к тому же не ограничивались только лишь языками, но включали в себя еще и юриспруденцию, экономику, историю и прочие дисциплины. Он успешно прошел конкурс и оказался среди 14 счастливчиков принятых на курсы.

Среди поступивших было мало желающих изучать русский или китайский и поэтому администрация в принудительном порядке заставила часть учеников изучать русский. Среди них был и Сугихара.

Вот такие обстоятельства стали счастливыми для впоследствии большого знатока русского языка, который по оценкам многих «говорил по-русски совсем как русский». Сугихару считали в школе «подающим большие надежды на будущее». Он отличался неординарными способностями к овладению другими языками.

В это время в России к власти пришли большевики, Япония вместе с другими странами Антанты обрушили военную мощь на подавление Советской власти в государстве. Поэтому для изучения русского языка в Советской России дверь была закрыта. И руководство курсов приняло решение осваивать русский язык в Харбине.

И хотя он имел нерусское название, но это был типичный русский город, как по внешнему виду, так и в быту и в культуре. К 1917 году число жителей Харбина перевалило за 100 тысяч, из них более 40 тысяч – русские. Основатели города — строители Китайской Восточной железной дороги, — Китай и Россия, завершили строительство в 1898 г.

Русский Харбин украшали более двадцати православных храмов, и в начале XX века это был самый русский город в Китае.

А теперь, о еврейском Харбине. В 1913 году еврейская община Харбина составляла 5000 человек, а уже к 1920 году — более 20 тысяч. В наши дни людей, исповедующих иудаизм в Харбине почти нет, но о еврейском присутствии напоминают две старинные синагоги и большое еврейское кладбище.

Когда в 1931 году Манчжурия была аннексирована Японией, гонения на евреев, проводимые членами Русской фашистской партии Харбина, привели к исходу евреев из Харбина, численность еврейского населения уменьшилось до 5 тысяч человек.

Революция и гражданская война вынудила покинуть Советскую Россию около 100 тысяч эмигрантов не принявших новую власть и поселившихся в Харбине. Русская диаспора этого города было самая большая за пределами России, и поэтому администрация курсов посчитала подходящим местом для изучения русского языка.

Таким образом, Сугихара был погружен в русскую среду и смог достаточно быстро и успешно освоить язык, но не только язык: он с большим интересом изучал историю России, экономику, культуру и др.

В 1925 году новоиспеченный дипломат, начинающий специалист по Советскому Союзу, начал свою карьеру в МИДе Японии, а конкретно — Генеральном консульстве Японии в Харбине. И поскольку Сугихара, хорошо владевший русским языком, оказался в многонациональном городе со значительным русским населением, начальство поручало ему вести дела, многие из которых были весьма деликатного характера и в том числе — разрешение всяческих проблем, возникавших между Советским Союзом и Японией.

1924 год принёс радостное событие в его жизни: Тиуне познакомился и женился на Клавдии Аполлоновой русской женщине из среды белоэмигрантов и принял православие. Их семейная жизнь не сложилась, и в 1935 году они развелись по взаимному согласию.

В том же году он встретил женщину младше его на 14 лет, ставшую ему верной спутницей на всю жизнь. В апреле 1936 года он женился на Юкико Кикучи, а в 1937 году был назначен сотрудником дипломатического представительства Японии в Финляндии и вместе с женой поселяются в Хельсинки.

О том, насколько хорошо Сугихара разбирался в реалиях советской действительности, свидетельствует обширный доклад о состоянии экономики, составленный в 1926 году. Этот доклад чрезвычайно высоко оценили в МИДе, и его копии в твердом переплете под названием «Обзор национальной экономики Советского Союза» даже распространяли в качестве реферативного материала для внутреннего пользования. Это говорит о многом: Сугихара уже в то время проявлял себя как чрезвычайно способный сотрудник МИДа.

Осенью 1939 г. Сугихара был назначен вице-консулом Японии в Каунасе (Литва), вскоре после того, как Германия вторглась в Польшу и захватила ее. Остаётся загадкой, зачем Сугихара был назначен консулом в Литву, где не было ни одного японца. Основная причина – сотрудничество дипломата с японской разведкой в Европе.

Тысячи еврейских беженцев прибыли в Литву, которая в то время еще оставалась независимым государством. У собравшихся в Литве польских евреев оставалось все меньше возможностей покинуть страну и перебраться за океан или хотя бы в Азию, где пока было относительно спокойно.

15 июня 1940 года в Литве был установлена Советская власть и все иностранные дипломаты должны были покинуть Каунас до конца августа. Сугихара уже собирал чемоданы, когда ему сообщили о еврейской делегации, которая находилась на входе в консульство и просила принять её. Делегацию возглавлял Зерах Вархафтиг работавший адвокатом в Варшаве, а после начала войны, бежавший в Каунас. Сугихара согласился встретиться с делегацией для короткого разговора. Еврейская делегация просила у него невыполнимого: выдать им визы на проезд в Голландскую колонию Кюрасао.

Положение этих беженцев было катастрофическим – границы всех стран мира закрылись перед ними. Они прекрасно понимали, что ждет их с приходом нацистов в Литву и спасительная дорога была одна — на Восток. Но хуже всего было тем беженцам, кто к моменту советизации Литвы только-только перебрался через границу и еще не смог оформить никаких официальных документов. Ведь по договору между СССР и Германией эти люди подлежали депортации. То, что по возвращении их ожидает неминуемая смерть, понимали не только беженцы, но и все дипломатические представительства в Каунасе.

Но никто не торопился спасать евреев. И только японский дипломат Тиунэ Сугихара, не убоявшись гнева своего начальства, решил выдавать транзитные визы на проезд в голландскую колонию Кюрасао через СССР и Японию.

С 31 июля до 28 августа, пока Сугихара ожидал разрешение на выдачу виз беженцам от МИДа Японии, он взял на себя смелость и выдал беженцам 2193 транзитных визы. Когда кончились бланки виз, в ход пошли листы белой бумаги. Многие беженцы не имели всех необходимых документов для формального получения визы, у большинства из них не было требуемой суммы денег. Но Сугихара выдавал визы. Ежедневно он работал по 12-16 часов, не отрываясь даже на еду.

По воспоминаниям участника тех событий Зераха Вархафтига: в начале июля 1940 г. он обратился, от имени всех беженцев, к японскому вице-консулу Тиунэ Сугихара и голландскому консулу Яну Звартендейку с просьбой предоставить визы для еврейских беженцев из Польши.

По плану Вархафтига, евреи должны были найти убежище на территории принадлежавшего Голландии острова Кюрасао. Чтобы попасть на Кюрасао, еврейским беженцам необходимо было пересечь территорию Советского Союза и Японии. Советские дипломаты не возражали против проезда беженцев через СССР и Японию. Но для этого необходима была самая «малость» — Япония дала согласие на проезд евреев.

Сам Вархафтиг получил «визу на жизнь» от Сугихары, и после войны приехал в Израиль, был одним из тех, кто подписывал Декларацию о независимости, с 1949 по1981— депутат Кнессета, одно время был Министром по делам религии.

Беженцы, которых спас Сугихара, после войны разыскивали его, желая выразить свою благодарность, но найти Сугихару, который уже не работал в МИДе Японии, было крайне трудно.

Вот как описывает Сугихара состояние людей, просивших визы на жизнь: «Среди них были старики и женщины. Доведенные до отчаяния, они целовали мою обувь. Я знал, что в будущем кто-нибудь обязательно на меня подаст жалобу, но был уверен, что поступаю правильно. В спасении многих жизней ничего неправильного нет. Дух человечности, благотворительности, соседской дружбы, ведомый этими чувствами, я решился на то, что я делал, противостоя этой очень трудной ситуации – именно в этих чувствах кроется причина, по которой я продолжал начатое с удвоенной отвагой".

Несмотря на запрет японского МИДа, Праведник спас от верной смерти около 6 тысяч человек. Общее количество потомков, спасенных дипломатом, превысило 50 тысяч человек.

Вскоре правительство отозвало вице-консула, но до последней минуты он продолжал выписывать визы. Уже отъезжая, прямо из окна поезда он передал оставшимся евреям свою печать и тем самым спас ещё 400 семей.

С 1942 по 1944 год Сугихара работал в качестве третьего секретаря Посольства Японии в Бухаресте. Когда советские войска в 1944 г. освободили Бухарест (Румыния), Сугихара с семьёй были помещены в лагерь военнопленных, где находились в течение восемнадцати месяцев. Освобождение пришло в 1946 году, и они вернулись в Японию.

В Японии, к сожалению, Сугихару никто не ожидал. Его уволили из Министерства иностранных дел. Формально — по сокращению штатов. А неофициально ему было сказано, что за самоуправство во время “литовского инцидента”. Для Сугихары и его семьи наступили трудные времена: приходилось работать где угодно, лишь бы прокормить семью.

Но в 1960 году, фортуна улыбнулась ему: Сугихара получил неплохую должность в торговом представительстве частной японской компании в Москве.

И снова счастливый случай: 1968 год, Сугихара вышел из торгового представительства Японии в Москве и остановился на крыльце закурить.

— Мистер Сугихара? — раздался голос сзади.

Он обернулся. На него внимательно смотрел средних лет мужчина явно еврейской внешности.

— Мистер Сугихара? — повторил он. — Я ведь не ошибся? Вы — Сугихара Тиунэ, вы работали японским консулом в Каунасе в 1940 году?

— Да…

— Мистер Сугихара! — мужчина вдруг бросился к нему и схватил за руку. — Меня зовут Иегошуа Нишри. Вы вряд ли помните меня, я тогда был мальчишкой. Вы спасли жизнь моей семье! Мы ищем вас уже больше двадцати лет! На все наши запросы в Министерство иностранных дел — ответа не было. Мистер Сугихара, пожалуйста! Моя семья будет счастлива видеть вас в Израиле!

Иехошуа Нишри говорил правду: с самого конца войны те, кого когда-то спас Сугихара, объединились в поисках японского дипломата, рискнувшего своей судьбой и жизнью ради спасения тысяч людей. Японское правительство отказывалось сотрудничать с организацией “Спасенные Сугихарой” и не давало никаких сведений о судьбе бывшего консула. И только спустя 28 лет случайно, экономическому атташе посольства Израиля в Токио удалось найти своего спасителя.

В 1969 году Сугихара Тиунэ посетил Израиль. На его адрес в город Фудзисава постоянно приходили письма спасённых и приглашения от благодарных людей.

Прошло совсем «немного времени» и в 1984 г. ему было присвоено Почётное звание «Праведник народа мира» Но Сугихара был слишком болен, чтобы приехать в Израиль, Медаль и Почётную грамоту вручили его жене и сыну. «Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир» — эта надпись выгравирована на израильской медали «Праведник народов мира».

Его память увековечена на Мемориальной стене в Саду Праведников и на аллее Праведников в Яд ва-Шем.

В октябре 2001 г. в Вильнюсе широко отмечалось столетие со дня рождения Тиунэ Сугихары при участии многочисленной делегации из Японии, которая привезла с собой в подарок 200 ростков вишневого дерева «сакура», и был заложен чудесный вишнёвый сад на правом берегу реки Нерис. Весной, когда сакура расцветает, ее цвет и аромат напоминает о красоте поступков японца Сугихары.

Президент Литвы Валдас Адамкус и супруга покойного – г-жа Сугихара Юкико, приняли участие в закладке камня, где потом должен быть установлен памятник в честь Сугихара.

В мае 2007 г. император Японии Акихико и его супруга Императрица Митико нанесли первый официальный визит в Литву и отдали дань памяти подвигу Сугихары — посетили в Вильнюсе памятник этому человеку.

Журналист популярной англоязычной газеты в Индии не мог сдержать удивления, утверждая, что, окажись император в Лондоне, он никого не поразил бы посещением обеда по приглашению королевы, но… причем же тут японский дипломат времен Второй мировой войны?.. К сожалению, дипломат скончался, так и не узнав о том, что он удостоился внимания самого императора.

А в октябре 2007 года, президент Польши Лех Качинский объявил о награждении особой медалью за спасение евреев в годы войны 53-х человек, среди которых был и награжденный, посмертно, Тиунэ Сугихара.

ПАМЯТЬ

В японской префектуре Фукуй есть портовый город Цуруга куда прибывали беженцы, получившие визы на жизнь от Сугихары. Жители этого города тепло встречали евреев. Поэтому Цуруга является городом в Японии, можно сказать, с историческим прошлым. В 2001 г. там состоялся форум под названием «Наследие мирных контактов — в новый век. Эстафета доброй воли», на котором выступила Юкико Сугихара, с лекцией «Визы на жизнь и я». После лекции выступили мэр города Цуруга Кавасэ Кадзухару, г-н Иноуэ Сю, которому довелось своими глазами видеть беженцев-евреев, прибывавших в порт Цуруга.

В городе Цуруга, после Форума, в 2001г., стремительно стал возрастать интерес к истории спасения евреев, прибывавших в этот город. Группы местных энтузиастов собирали устные свидетельства тех, кто общался в то время с прибывавшими евреями, а также упорно изучают оставшиеся с тех пор в городе письменные документы.

Восхищает трепетное отношение японцев к памяти Сугихары: выражение уважения, восхищения и гордость за его мужество, и сострадание к людям, попавшим в беду.

29 марта 2008г. в городе открылся Музей под символическим названием «Порт Человечности Цуруга». Цель этого Музея – предоставить возможность молодому поколению ознакомиться с ужасами войны, осознать значимость мира, осмыслить важность оказания помощи нуждающимся в ней людям, как нечто само собой разумеющееся. Музей должен собирать и хранить исторические материалы, и благодаря этому многие люди могли бы узнать о подвиге Тиунэ Сугихары и о евреях, которых он спас.

Ещё один мемориальный комплекс был открыт в городе Яоцу, на родине героя. В 1992 году там был открыт Парк Человечности, а в 2000 году Музей Сугихары. С момента своего создания, сотни тысяч посетителей, японских и зарубежных гостей посетили этот мемориальный комплекс, отдав дань уважения и восхищения героизму этого Человека.

Транзитная виза, выданная консулом Сугихара в Литве в 1940 году гражданину Чехословакии еврейской национальности, бежавшему из страны в Польшу и затем в 1939 году в Литву. Данная виза позволяла следовать через территории СССР и Японии в Суринам, Кюрасао и другие колониальные владения Нидерландов. 1940 г. Фото: Wikipedia / Huddyhuddy

О ПОЧЕСТЯХ

Памятная доска в честь Сугихары установлена в Вильнюсе в чудесном саду сакур. А в Каунасе, в бывшем офисе японского консула открыт Дом — музей Сугихары.

Мемориал, посвящённый Сугихаре был создан в Лос-Анджелесе в 2002 году. Мемориал под названием «Сугихара Мемориал героя Холокоста» изображает в натуральную величину Сугихару сидящего на скамейке, держащего визы в руке и сопровождается цитатой из Талмуда:

«Тот, кто спасает одну жизнь, спасает весь мир".

В Нетании есть улица Сугихары.

Сугихара посмертно награждён Орденом Заслуг перед Республикой Польша со степенью «Командор со звездой» в 2007 году.

Посмертно удостоен премии Sakura японо-канадского культурного центра (ЮКЧК) в Торонто в ноябре 2014 года.

Существует улица, названная Руа Консул Сугихара в бразильском городе Ландрине.

Сугихара — неправильный японец

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Год назад на Сионской горе около первого музея Холокоста в Иерусалиме торжественно открыли мемориальную доску памяти японского героя. А теперь этой доски нет!Кому мешала?

Добавить комментарий